Текстовая (форумная) игра по Эльфийской Песне. - Страница 6 - Форум
 
Эльфийская песня
   
Внимание!!!
  • Доступен раздел Вопросы/Ответы: EL FAQ
  • Последние новости о конкурсах, проводимых на форуме: Здесь
  • Корреспонденты ELC. Напиши статью! Подробнее...

[ Новые сообщения | Участники | Правила форума | Поиск | RSS ]

Страница 6 из 10«1245678910»
Модератор форума: gorodeckii 
Форум » СВОБОДНОЕ ОБЩЕНИЕ » Игры » Текстовая (форумная) игра по Эльфийской Песне.
Текстовая (форумная) игра по Эльфийской Песне.
policemanДата: Четверг, 13.03.2014, 23:42 | Сообщение # 76
TE VOY A HACER PICADILLO!
 
Группа: Изгнанные из клана
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Япония. База сил самообороны. День 30 января.

Тем временем, командование осмотрело тело ночного незнакомца. Он был убит наповал, и теперь лежал в одном из помещений. Павлов, Стив и Натоми пришли осмотреть его. На вид убитому можно было дать лет пятьдесят. Он был одет в теплую куртку и свитер, на ногах были ватные штаны и меховые ботинки. Стив вспомнил, что неизвестный говорил по английски, но с заметным акцентом. Стали осматривать содержимое его рюкзака. Ничего особенного: фляга со спиртом, нож, спички, кошелек, коробка патронов и несколько листов бумаги, скрепленных скобками. Листы были все исписаны печатным текстом. Буквы были латинские. Павлов попробовал прочесть по английски, затем Натоми - по немецки, Стив, немного знающий испанский - по испански. Слова все время получались какие-то непонятные нескладные. Никто не мог даже сказать, на каком языке написаны эти письмена. Судя по всему, это было что-то важное. Поняв, что из документа им не удастся ничего понять, все обратились к другим вещам. Натоми попробовала открыть кошелек. Защелка была очень тугой. Ей было сложно открыть его единственной рукой, но она справилась. Из кошелька высыпались прозрачные кристаллики - двадцать штук. Все с удивлением рассматривали их. Павлов взял кусок стекла, провел одним из кристалликов по нему, и легко разломил стекло по царапине. Стало ясно - это алмазы. Поискав в рюкзаке, они нашли самородок золота - граммов двести не меньше. Нашли и деньги: пачку долларов общей суммой в десять тысяч и пачку иен, в пять миллионов. Незнакомец был явно не беден. Черты лица его были азиатские, но совершенно не японские. На шее у него была золотая цепочка. Натоми потянула за нее - на ней висел крестик.
- Что это?
- Это символ христианства. Христиане носят его на себе.
- Христиане? спросила Натоми, Это такая религия? Я права?
- Да, это религия. Странно.
- Что странно?
- Странно встретить христианина в Японии - стране синтоизма и буддизма.
- А он и не японец, сказал Стив, Он явно иностранец. Не удивлюсь, если диверсант. Видимо иностранный. А алмазы, золото и деньги ему для подкупа здешних людей. Вот бы узнать, от какой он страны.
- Но зачем иностранному диверсанту, при таких деньгах, рисковать и пытаться убить нас самому, когда он мог легко нанять кого-нибудь местного? Не понимаю.
- Тут много чего непонятного. Но сейчас он уже ничего не расскажет. Христианских священников у нас нет, придется похоронить его по буддистскому или синтоисткому обряду.
Натоми вышла из помещения и затянулась сигаретой. К ней подошел Павлов.
- Ты о чем то думаешь?
- Я сожалею, что тогда пристрелила его. Он не смог бы сбежать, но рассказал бы очень многое. Тогда это был просто азарт. Но сейчас я об этом жалею.
- Он застрелил Дмитрия Виноградова. Тот сам был старым убийцей, но тем не менее, ночной гость сам напросился на пулю. Не надо себя винить.
- Наверное, ты прав. Ладно, идем.


Настоящему вампиру нужно только одного...
Да и этого немного, ну почти что ничего!
Настоящие вампиры - те всегда найдут оттяг!
Настоящему вампиру завсегда везде ништяк!!!
 
S@1t@R_1337Дата: Вторник, 18.03.2014, 13:50 | Сообщение # 77
 
 
Группа: Коренной житель
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Воспоминания Стива. Местонахождение неизвестно.

- На выход! С вещами! - брызгая слюной, грубо окрикнул Стива русский охранник-мордоворот с дубинкой на поясе. Дверь одиночной камеры открылась. У входа стояли двое охранников с автоматами Калашникова и такими же резиновыми палками.
- Давай, пошевеливайся! - охранник подогнал заключенного.
Стив русского не понимал, но догадаться было не трудно. Его повели мимо таких же камер, перевели через КПП. Вывели наружу. На площадке уже стоял вертолет, готовый взлететь, и навстречу сидельцу шел темнокожий лысый мужчина в костюме, носивший каплевидные очки.
- Оставьте его. Я за него ручаюсь, - сказал тот спокойно и уверенно. Охранники отошли, оставив их наедине.
- Скотт Эшфорд, Центральное разведывательное управление США. Пройдемте в вертолет, нам там сподручнее будет разговаривать...

..."Эти товарищи очень прилипучие, раз с ними связался - до конца жизни не отстанут. Прошлое мое "супер-пупер-секретное задание" провалилось из-за утечки информации, по причине которой о содержимом той коробки узнали нигерийские бандиты и российские спецслужбы. Что в этой коробке находилось, впрочем, мне знать не положено. После пяти дней в одиночной камере меня-таки вытащили из этого не самого приятного места. Что бы то ни было, начальство впечатлено той резней, которую устроил я, Билл и покойный Джонс. А я просто хотел жить, и не по частям. Три дня мне дали оклематься, вымыться и побриться да полежать на кушетке ихнего мозгоправа. Хотелось просто нажраться в хлам, но Скотт и его мозгоправ пресекали все попытки, мотивирую тем, что меня снова ждут великие дела. Да уж, проснитесь и пойте, мистер наемник, проснитесь и пойте. Только я отошел от того концерта для АК-74 с винчестером, как меня снова направили, пообещав 15 кусков зелеными. Такова жизнь "солдата удачи". Только теперь я "типа Джеймс Бонд". Куда меня только не засылали... Сперва ЮАР, теперь Славия. Молодая страна на Балканском полуострове, втянутая в геополитические игры государств посильнее. Страну разрывает на куски гражданская война между законной, но потерявшей авторитет властью и вооруженной не хуже правительственных войск оппозицией. И в эту "мутную реку" спешат закинуть свои удочки все негодяи, что топчут этот мир. Наемники. Торговцы оружием. Неуловимый Барон и сюда засунул свой чуткий до наживы нос, предложив помощь третьей стороне. Эти товарищи, отпочковавшиеся от прежде единой повстанческой массы, отморожены настолько, что даже "нашей стороне" не хочется иметь с ними дела. Это настоящие террористы-исламофашисты, прославившиеся жуткими зверствами, пытками и массовыми убийствами. И этим бандитам из его рук поступает самое высокотехнологичное вооружение и снаряжение. Моя задача, по словам этого темнокожего профессионального любителя темнить, - под видом очередного наймита внедриться, встретиться со связным - а дальше действовать в соответствие с его инструкциями. Единственное, что я понял - общая цель операции. Поймать Барона. Подробности мне не разъясняли, конспираторы хреновы... Даже не знаешь, в какой момент тебя начнут бить. Похоже, время размышлений закончилось..."

Грузовой "Урал" подъехал к сетчатому забору в несколько рядов и с колючей проволокой. По периметру стояли вышки, в центре располагалось несколько строений, прежде заброшенных, а ныне оборудованных и используемых в качестве казарм, арсенала и тому подобных необходимых помещений. Было много вооруженных автоматическим оружием людей в камуфляже, стояло несколько таких же "Уралов", армейского вида внедорожники, даже один БТР-80.
- Приехали! Выгружайтесь! - скомандовал на английском сидевший какой-то командир, подошедший к машине.

Через полчаса всех построили в одну шеренгу и этот же командир, именовавший себя полковником Освободительной Армии Сардаристана (самоназвание территории Славии, населенной преимущественно мусульманами (Важное примечание: речь идет о вымышленных государствах в 2036 году)). Командир зачитал речь о том, что все эти разношерстные наемники теперь - бойцы "великой освободительной исламской революции" и тому подобную пропагандистскую белиберду, а под конец еще раз указал на то, что сражаться им предстоит бок о бок с настоящими исламскими фанатиками, и потому уважать их веру и традиции. Алкоголь - харам, свинина - харам, азартные игры - харам, их женщины - втройне харам, на месте зарежут. После чего расквартировали в казармах на месте старого заводского общежития. Контингент был крайне разношерстным - были и русские, и граждане стран постсоветского пространства, американцы, европейцы, азиаты, много негров. Первые три дня прошли без особых происшествий, полковник комплектовал кадры, собирая людей. Проверяли физподготовку, гоняя по полосе препятствий, стреляли по мишеням. "Харама", впрочем, на самой базе было предостаточно, включая проституток и виски, некоторые курили "травку". И вот настал назначенный день. То отправки в "пекло" еще несколько дней, и действовать нужно быстро.

- Наконец-то ты, а то я уже заждался, - говорил через сигарету в зубах один из "типичных наемников", который и был связным.
- Твои манатки при тебе, - спросил Стив.
Убедившись, что никого рядом нет, связной передал Стиву глушитель от его USP Tactical и отвел за угол большого сарая, использованного как склад.
- Действовать нужно тихо. Твоя задача - установить маячки для ракет. Цели - арсенал, штаб и вон то здание, - связной указал пальцем на стоявшую в отдалении четырехэтажную коробку, - после этого - установить бомбу на складе ГСМ. Ее взрыв послужит сигналом для начала обстрела и последующей зачистки. Бомба с часовым механизмом, надо будет успеть смотаться, - и связной передал ему небольшую бумажную карту, изображавшую территорию базы со всеми помеченными пунктами и каким-то шахтерским поселком, в который ему предстояло линять.
- Оборудование? - спросил Стив.
- Тайник обозначен крестиком на карте, - ответил связной.

Тайник был старым сараем, пустым и полусгнившим, который не охранялся - охранять там просто нечего. Осталось дождаться времени отбоя. Ночью Стив вышел, тихо и незаметно. Наемники крепко спали. Снаружи был караул, но бдительностью он не отличался. "Если не попасть в прожектор, никто и не заметит", - Стив без проблем добрался до сарая. Маячки. Взрывное устройство. Установить маячки труда не составило - караул хоть и был, но сонный и не факт, что трезвый. Возле арсенала, правда, пришлось одного снять - свернуть шею и спрятать труп в кусты, а в остальных местах обошлось и без этого. Наконец, самая главная часть - бомба. Склад охранялся, и единственный путь внутрь был через охранников. Стив накрутил глушитель Возле черного хода кружились двое, но Стив выманил одного, просто ритмично постучав по стене. Охранник поспешил проверить - и остался лежать со свернутой шеей. Второй отправился на поиски первого и остался там же. Стащив с одного из убитых карту-ключ, Стив открыл дверь, с пистолетом наготове прошел внутрь. "А вот и цель", - он увидел большую автоцистерну с топливом и подошел. Никого. Достал устройство.
- Сдавайтесь, мистер шпион! Сопротивление бесполезно! - голос как электрошок передернул Стива. На небольшом балкончике с перилами, проходившем по кругу помещения, стоял лысый мужик в окружении вооруженных солдат, - Твой дружок нам все рассказал. Стоило только подключить электроды к его яйцам - он сразу же запел как соловей.
Сопротивляться просто не было смысла - автоматчики со всех сторон. Осталось только бросить пистолет и бомбу чтобы не быть убитым на месте, и крепкие люди сразу схватили и заломили руки за спину, связали и отвели к какой-то пустой кладовке, куда бросили связанного.
- Мы подумаем, как с тобой поступить. Умирать тебе будет очень больно!
Дверь закрыли.

Стив сидел связанный в абсолютно темном карцере. Сумев изогнуться так, что руки оказались спереди, он взялся за ремень. "Эти гады утащили мое оружие, но в обыске они дилетанты полные", - Стив извлек из брюк спрятанный в пряжке тычковый нож и с его помощью освободился от пут. "А еще у меня есть авторучка..."

На взлетной площадке приземлился вертолет МИ-8, и из него вышла фигура в длинном кожаном плаще. Это была женщина весьма высокого роста, одетая в форму, очень похожую на форму офицера СС с характерным черным плащом, черными сапогами, красного цвета повязкой на руке с каким-то символом, изображавшим орла, саблей на портупее. На голове у нее был какой-то белый тканевый пакет с тремя ромбовидными отверстиями, полностью скрывавший голову. Вместе с ней вышло сопровождение - несколько бойцов в полной экипировке, тяжелых бронежилетах и шлемах. На рукавах у них были нашивки с такими же знаками. Ее ждал лысый, полковник и еще несколько офицеров и солдат-наемников. Только она вышла, все вытянулись по стойке смирно.
- Приветствую, госпожа Гертруда! - сказал лысый...


ФАШИЗМ НЕ ПРОЙДЁТ!!!
КОМУ ТЯЖЕЛО - ДЕРЖИТЕСЬ! ЖЕЛАЕМ МИРА!
 
policemanДата: Среда, 19.03.2014, 01:16 | Сообщение # 78
TE VOY A HACER PICADILLO!
 
Группа: Изгнанные из клана
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Япония. База сил самообороны. Утро 31 января.

Все сидели за столом и играли в карты. Несмотря на то, что курила лишь Натоми, над столом стоял густой табачный дым. Натоми играть было труднее всех, ибо она время от времени была вынуждена класть карты на стол, дабы освободить единственную руку для сигареты. Играли уже бессчетную партию, как вдруг в комнату влетел молодой японец. Ворвавшись, он тут же выпалил:
- Срочное донесение!
- Слушаем.
- Народ Германии поддержал террористов. Центральное правительство бежало. Армия перешла на сторону Йозефа.
- Как? Почему?
- Причина - идиотские законы правительства. Оно ранее легализовало однополые браки. Восемьдесят процентов населения были против. Потом оно решило выплачивать иммигрантам пособие по безработице. Приехал иммигрант и получает деньги за то, что ничего не делает. А коренное население, которое трудится, его кормит. И наконец, при нем Германию наводнили беженцы-мусульмане из балканского государства Славии, охваченного гражданской войной. Народу это надоело. А правительство Йозефа обещает выселить иммигрантов, запретить однополые браки. Вот его и поддержали. И похоже, он взывает к чувству немецкого самосознания. Не факт, что это плохо.
Павлов был потрясен. Он хорошо знал историю. ОН помнил, что именно так и происходило в первой половине ХХ, когда Гитлер приходил к власти. Так будет сново. Сначало террористы укрепятся в Германии, потом поднимут вопрос о необходимости захвата территорий.
- Они прибрали к рукам все НАТОвские ядерные ракеты. И все запасы химического оружия, тайно хранившегося на складах. И, похоже, с ними никто не хочет воевать. Вернее не решается.
Молчание прервала Натоми:
- Йозеф - умный командир. Он не станет рисковать без надобности. И не станет делать необдуманных шагов. Нет, он явно все продумал. Раз так все быстро удалось. И теперь в Германии будет элитная гвардия, укомплектованная диклониусами. Она будет их основой. А немецкая армия - гарантом защиты от других стран.
Павлов чувствовал скрытое отчаяние. Он служил злейшим врагам своей родины. И те так предательски с ним поступили. Захватили власть в своей стране, и наверняка готовят реванш в войне с Россией. Черт, как же он не смог распознать истинного их лица! Натоми закурила новую сигарету и предложила вернуться к игре: помочь Германии они не могли, а просто сидеть и переживать - пользы не будет никому.


Настоящему вампиру нужно только одного...
Да и этого немного, ну почти что ничего!
Настоящие вампиры - те всегда найдут оттяг!
Настоящему вампиру завсегда везде ништяк!!!
 
S@1t@R_1337Дата: Среда, 19.03.2014, 14:40 | Сообщение # 79
 
 
Группа: Коренной житель
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Воспоминания Стива. Где-то в Славии.


Возле двери раздался стук шагов, повернулся ключ.
- Выходи, сволочь! - сказал наемник с компактным автоматом в руках, открывая дверь.
- ААААА!!!! - он упал, крича и корчась, выстреливая из своего МР5К очередь в потолок с торчащей из глаза авторучкой. Второй даже не успел среагировать и понять, как тычковый нож Стива вонзился ему в бок протыкая почку. Новый крик боли, и новые удары - на этот раз в горло. Первый. Второй. Третий. Четвертый. Человек оседал, а кровь лилась во все стороны. Наконец, вырвав из рук АКМ, беглец пнул агонизирующее тело на землю, убрал нож в карман и прижал приклад к плечу. Трое автоматчиков ужи прибежали на шум, встреченные смертоносной очередью. "Задание провалено. Надо валить, просто валить!" - понимал Стив, пытаясь как можно быстрее думать, что же ему делать. Быстро и судорожно, он побежал по коридору, чуть не напоровшись на встречный град пуль, едва успел заскочить в дверь сбоку, как услышал запоздавшие выстрелы. Повалив тяжелый металлический шкаф чтобы забаррикадировать дверь, он побежал дальше, по пути застрелив еще двоих. Кто-то включил тревогу, и сирена затрезвонила на всю базу, поднимая в ружье всех. Еще несколько человек, наспех вооруженных. "Черт! Патроны израсходовал!" - ругался про себя Стив, но подбирать оружие с убитых было некогда - за ним по пятам уже гнались вооруженные люди. Впереди кто-то, вскидывает свой АК - Стив опять ломанул вбок, оказавшись на узкой площадке, огороженной перилами, под которой находилась мастерская, стоял армейский "Хаммер", различные запчасти и инструменты. И всего один человек. Стив заскочил на перила и спрыгнул прямо на него, повалив на землю до того, как он смог применить оружие, и начал молотить лежачего кулаками, дробя лицо до состояния кровавого месива. Противник уже не сопротивлялся, и Стив вытащил нож из его ножен. Воткнул в горло, второй раз, третий, четвертой. Кровь из артерии брызнула, заляпывая лицо и одежду Стива. На балкон выскочили несколько бойцов, но он, ловко поднявшись, метнул в одного этот же нож, а остальных положил из Узи. Из него же почти в упор, достреляв обойму, свалил ворвавшегося через дверь из другой мастерской человека с гаечным ключом, выбросил ненужное оружие. Там было четверо. Первый рванул безо всего, с голыми руками. Размашистый удар - но Стив его блокировал, одновременно впечатав левой в челюсть. Короткий, но яростный и убийственный град ударов в живот и голову - и Сив подставил уже выведенного из равновесия противника прямо под удар острой лопаты своего же, который снес ему половину головы. Не успел лопатоносец понять, что он сделал, как мощнейший удар правой просто срубил его с ног. Третий, с разводным ключом, с матерным ревом понесся - Стив отпрыгнул назад и схватил молоток. Увернулся от еще одного размашистого удара трудно управляемым инструментов - и в висок! И второй дар, буквально вбив в голову крюк молотка и также резко выдернув. Еще один труп. Боец с лопатой уже встал и побежал в колющую атаку, будто у него штык. Стив резко ушел с линии, невероятно быстро и неожиданно, ударил прямо в затылок и стал колотить уже упавшего на колени, раскалывая череп и превращая мозги в кашу. Удар за ударом обезображивал голову, заставляя кровь и куски мозга лететь во все стороны. Четвертый, до того стоявший, рванул с отверткой. Его остановил брошеный в лоб молоток, а удар лопаты обезглавил. Сверху на такую же площадку прибежали еще автоматчики, в дверь вломились двое - один с мачете, другой - с дробовиком. Побежав так быстро, что в него не смогли попасть, Стив в прыжке врубил лопату в голову наемника, а второму, с дробовиком, сломал шейные позвонки ударом ребра ладони в шею, перехватил ружье и прикрылся телом в тяжелом бронежилете. Убив одного из троих вооруженных, Стив отбросил тело и заскочил обратно в первую мастерскую, передернул цевье. Второй и третий автоматчики, вбегая, получили свои заряды картечи. Нажав на кнопку, он открыл дверь и выбежал на улицу.

Снаружи выла сирена и носились люди. Огонь, огонь отовсюду. Ища укрытие, Стив забежал за стену одной постройки, свалил из дробовика еще двух. Снаружи бежит целая армия - беглец заскочил внутрь, в какое-то подвальное помещение. Холодные, некрашеные бетонные стены. Это было похоже на лабиринт. Петляя, Стив отстрелил голову еще одному наемнику, выскочившему в метре от ствола. На нем была другая форма - не камуфляжная, а коричневая охранничья с такой же кепкой. Наемники уже спускаются внутрь следом, в погоне за ним. "Черт возьми! Мне не справиться с армией! Я в мышеловке!" - ругался Стив про себя, припоминая и святых, и Нечистого. Еще двое - два тела и нет патронов. "Чертов ремингтон!" - ругался опять Стив, взяв оружие - немецкий МР40 с деревянной рукояткой спереди: "И с этим старьем еще воюют? Надо найти другой выход!" В подвале были трубы, вентили, но выхода больше не было - это действительно капкан. Несколько раз Стив нарывался на людей в камуфляже. Или в коричневом. Скорость реакции и автомат его спасали - но их слишком много. "Спуск? Вниз?" - Стив побежал по лестнице, скосив еще двух "коричневых". Коридор, изгибающийся на 90 градусов Еще двое - на этот раз тяжеловооруженные, в коричневой броне и шлемах - пришлось дорасходовать патроны чтобы свалить их. Подобрал винтовку - тяжеленная, по конструкции буллпап, какой-то новой модели и явно большего чем 7,62 мм калибра. Стив свалил еще троих "тяжелых" - ну и отдача у этой винтовки, одного из "вроде убитых" и ставших подниматься и встретил бежавших навстречу камуфляжников.
- Ни фига себе! - подствольник оказался не гранатометом, а плазменной пушкой, выстрел из которой мощным синим шаром испепелил шестерых разом.
Передышка была короткой - опять шум и топот, крики. Стив заскочил в боковую дверь коридора. Компьютеры какие-то, терминалы, провода... "тяжелый охранник". Удар приклада в лицо и несколько по лежачему. "Хорошие шмотки! Надо переодеться, а то мне всех их не перестрелять" - вполне здраво решил агент, оттащил тело и спешно, готовый каждую секунду к внезапному вторжению, скинул с себя свое и одел его форму, броню и шлем. Тело - в дальний угол - и вышел через другой вход.

"Ни хрена себе Контр-Страйк! Это было жестко... Постой, а что это за помещение такое, про него я не слышал, но у этой постройки всегда стояли самые суровые часовые. Надо проверить - и сделать на последок им какую-нибудь гадость!" - думал Стив. В самом деле, маскировка, как ни странно, работала. Притом ему отдавали воинское приветствие как офицеру. Подземелье это было целым бункером, и коридор разветвлялся в сеть с лестницами вниз. Повсюду сновали встревоженные охранники, рабочие. У охранников были нашивки на рукавах - какой-то символ с орлом в черном круге, таких он нигде не видел. На нижнем уровне из всех стоял большой грузовой лифт. Подле него несли караул двое в такой же коричневой форме и тяжелой броне с такими же тяжелыми винтовками.
- Предъявите карту-пропуск! - сказал один из солдат после того, как Стив попытался вызвать лифт.
"Пропуск... Пропуск... У офицера он должен быть... Где же.. Где же... Пронесло..."
- Вот он! - Стив протянул пластиковую карту...

Япония. База сил самообороны. День 26 января.

Совещание было шумным и громким, хотя в комнате собралось всего четверо: Скотт Эшфорд, Ноусо, главари Триад и Якудзы. Все обсуждали порядок действий, горячо спорили.
- Позвольте спросить, товарищ ЦРУшник, с какого перепоя я должен действовать вместе с этими кровососами Якудзами? Они столько наших положили, а мы...
- Молчать. Ты ведешь себя недостойно мужчины и воина но как мелкий проходимец и трус. Уймусь, или я уйму тебя!
- Ну давай! Давай! Обнажи свой меч, самурай! Он у тебя такой длинный чтобы компенсировать слишком короткий пинус?
- Довольно! - сурово сказал Эшфорд, - убить друг-друга мы всегда успеем, но сейчас не та ситуация. Решается вопрос жизни всех нас, существования Японии, а может - и всего мира. Только объединившись, можно дать отпор напирающему со всех сторон злу.
- Послушайте? ЦРУ и правительство обращается за помощью к мафии! Ваши сумасшедшие ученые едут крышей, по улицам бродят зомби и у вас нет даже сил разобраться с этим самим. Ну и страна! В Китае-бы такого не допустили! - не унимался китаец, -Разбирайтесь сами, а я со всей братвой сваливаю отсюда.
- Он прав! - сказал якудза, - Перед нами - целая армия нежити, и если мы ее не остановим - она уничтожит все живое, и не только здесь. Они уже продемонстрировали свою смертоносность, и только совместные усилия всех могут остановить общего врага. Поодиночке нас просто размажут!
- К счастью для нас, с Какудзавой он совсем не дружит. Эти двое любителей мериться амбициями никогда не уживутся на одной планете! - произнес Ноусо.
- Какудзава, конечно, подонок, и при других обстоятельствах его можно было бы просто вздернуть. Но в нынешних обстоятельствах он - враг нашего врага - считай почти друг. Наемники верного ему Малкольма уже сражаются в самой гуще неприятеля. Они несут огромные потери - но их десантируют снова и снова. С минуты на минуту в дело должны вступить самые элитные силы - "ведьмы" Хироши. Их всего 32, но даже одна из них стоит тысячи вооруженных гражданских из Сил Самообороны.
- Что же требуется от нас? - спросил якудза.
У Вас, и у Вас - есть люди. Люди, умеющие обращаться с оружием получше законопослушных граждан. Нам необходимы все, кто готов выносить мертвобродов, твои девочки - тоже, - и Эшфорд посмотрел в глаза Ноусо, - все вы составите отряд, чья задача - пробиться к научно-исследовательскому комплексу, в котором до сих пор находятся живые люди. И возможно - имеющие ценные для нас сведения. Уровень радиации там сравнительно невысок, все понесло на север, но зомби - полно.
- Предлагаете моим людям вместе с япошками? - опять возник китаец. Якудза сердито посмотрел.
- Вы видно не догоняете, что ваши прежние разборки не имеют никакого значения, - вмешался Ноусо, - Или сожрут вас всех, или вы перебьете этих уродцев.
- За вашу помощь власти готовы простить все ваши преступления. Никто не пойдет в тюрьму. Это я вам всем гарантирую, - довершил Эшфорд, - выдвигаемся 28 числа, в самый разгар штурма. Основная масса будет занята совсем не нами и на двух фронтах - а мы откроем третий.


ФАШИЗМ НЕ ПРОЙДЁТ!!!
КОМУ ТЯЖЕЛО - ДЕРЖИТЕСЬ! ЖЕЛАЕМ МИРА!
 
policemanДата: Четверг, 20.03.2014, 02:08 | Сообщение # 80
TE VOY A HACER PICADILLO!
 
Группа: Изгнанные из клана
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Япония. База сил самообороны. День 31 января.

Игра тем не менее не клеилась. Натоми волновалась за своих сородичей, которые сейчас сражались в Германии. Павлов страшно переживал от чувства собственной вины. Стив волновался насчет попавшего к новой власти американского ядерного оружия. Внезапно они услышали снаружи голос:
- Это кара! Наказание, посланное вам Господом! Вы отвергали Христа. Вы язычники. Грешники. Он жестоко карает вас! Примите веру христову и спасите ваши души!
- Это еще кто? спросил Павлов.
- Это Джозеф. Джозеф Даррелл (Joserh Durrell). Полоумный проповедник. Проповедует христианство везде, где только оказывается. И проповедует уже двадцать лет. Его проповеди настолько успешны, что он не обратил в свою веру еще ни одного иноверца. Мог бы понять, что его Христос никому и даром не нужен. Но я же говорю: полоумный фанатик.
В это время дверь открылась и в комнату вошел мужчина лет сорока в одежде, которую носят священники.
- Наказание! Господь, в его бесконечной милости, решил спасти души всех японцев и послал им это наказание, в надежде, что они раскаются, порушат синтоистских и буддистских идолов и отрекутся от своего мерзкого язычества, да примут веру истинную, веру Христову.
- Парень. Твое мнение никого не волнует, сказал Стив, У нас есть дела гораздо важнее. Дела связанные с тем, что в Германии к власти приходят неофашисты. Второй Гитлер. Кстати, тоже Йозеф, как и ты (немецкое имя Йозеф (Joseph), и английское Джозеф (Joseph) пишутся одинаково, но по разному звучат и читаются). Если ему это удастся, то будет катастрофа. У них будет ядерное и бактериологическое оружие. Они подомнут под себя всю Европу. А ты все занудил "примите Христа, примите Христа". Да о том ли речь? Мир спасать надо, а не о вере думать.
- Как смеешь ты, нечестивец говорить такие слова. Ты кто по религии? обратился он к Павлову.
- Я - атэист. С рождения. Не крещеный. В церкви не был ни разу.
- Мерзавец. Проклятый еретик. Бог создал тебя. Дал тебе тело. Дал все, что ты имеешь. А ты его отвергаешь! Он жестоко покарает тебя! А ты кто по религии, рогатое исчадие ада? обратился он к Натоми.
- Я - синтоистка. Верю в Ками. И ни разу не усомнилась в своей вере.
- Язычница! Господь видит все. Он не терпит вас, язычников. Прими святую веру, и он простит тебя. Он и так дал тебе кучу своих милостей!
- Особенно это, сказала Натоми и выставила напоказ культю правой руки.
- Это кара тебе. Если не одумаешься, Господь заберет и твою жизнь. Почему ты его отвергаешь? Прими Христа!
- Слушай Джозеф, сказал Стив, поговорили и хватит. Кончай этот балаган! Ты конечно удивишься, но у нас правдо есть более важные проблемы, чем разговоры о том, чья вера или безверье истинней.
- Да как ты смеешь так говорить! Всю жизнь надо мной смеялись. А я не могу жить спокойно, зная, что миллиарды людей губят свою душу тем, что не верят в истинного создателя! Их незнание отталкивает их от истинного Бога. Бога, который создал все. И их в том числе.
- Так, Джозеф. Если тебе больше нечего сказать, то проваливай. Нам нет дела до твоих полоумных бредней! Разговор окончен!
- Вы думаете, что сможете так легко от меня избавиться? Но я не могу позволить вам погубить свои бессмертные души! Ты, проклятый нечестивец, не понимаешь, что отвергая Бога, отвергая учение Христа, ты отвергаешь рай и ввергаешь душу свою в пучину ада. Атэизм - учение дьявола! А ты, рогатое исчадие, ты жалкая женщина! Как ты не понимаешь, насколько убога твоя языческая мерзость. Не могу назвать это даже верой. Ваше много божие есть поклонение творению, а не творцу. Ваши рукотворные идолы созданы дьяволом, дабы совращать народ. И твои рога тому яркий пример.
- Хватит оскорблять мои рога и мою веру. Я пока это терпела, но терпеть буду не долго. Синтоизм - древнейшая, из нынесуществующих религий. А кхуристиянство, я верно его называю?, как говорил Вольфганг существует лишь две тысячи лет. Не нам надо у вас учиться, а вам у нас! Продолжишь оскорблять мои рога и мою веру - получишь!
- Я не боюсь тебя, рогатое исчадие. Христос видит все! А твои боги - они созданы из г...на и в г...но возвратятся!
- Я тебя предупреждала. Теперь пеняй на себя!
- Я не боюсь тебя, рогатое исчадие, сказал Джозеф и расстегнул кобуру длинноствольного револьвера.
- Ты, сученышь! вскрикнула Натоми и бросила в проповедника зажженным окурком, который в этот момент курила, грозить вздумал?!!
- Я действую от имени Господа! А он говорит: тот, кто упорно отвергает истинную веру, должен быть уничтожен! Вы отвергаете учение Христа. Вы не желаете к нему приобщаться. Вы жестоко за это заплатите.
С этими словами он выхватил револьвер и вышел из комнаты наружу.
- Он может таких дров наломать, сказал Павлов, пойдем, нельзя его оставлять!
- Идем!
Натоми и Павлов вышли на улицу. Натоми подняла свой маузер с пристегнутой кобурой-прикладом, Павлов вытащил Таурус, висевший кобуре на поясе. Держа оружие наготове, они прошли несколько метров. Внезапно грянул выстрел и пуля врезалась в стену, в нескольких сантиметрах от головы Павлова.Тот бросился в укрытие, Натоми прикрылась векторами. "Внимание!". Джозеф высунулся из-за ящиков и выстрелил еще раз. Пуля срикошетила от векторов Натоми. Отбежав, Даррелл выстрелил еще раз, потом еще и еще. Пули звенели, ударяясь о металлические предметы. Когда огонь прекратился, Павлов и Натоми вскочили, и пошли вперед, паля из пистолетов. Джозеф вскрикнул, схватился за плечо и вбежал в дом. Павлов и Натоми подошли к двери, сосчитали до трех и распахнули ее. Джозеф стоял посредине комнаты, в одной руке револьвер, в другой массивный золотой крест.
- Во имя святого креста, разящей силой несу смерть неверным! крикнул Джозеф, вскинул револьвер и нажал на спусковой крючок - боек жалко щелкнул по пустой гильзе, Проклятие!
- Ну что, повеселился? спросила Натоми.
- Я не боюсь смерти, рогатое исчадие. Смерть за веру Христову от руки иноверца сделает меня мучеником и я попаду в рай!
- Ну так умри, сказала Натоми и трижды выстрелила ему в грудь из своего маузера.
Джозеф болезненно скорчился, сделал неловкий шаг в сторону и осел, как мешок с дерьмом. Сжался и затих. Вошел Стив. Пощупал его шею - убит.
- Убили?
- Не было иного выбора. Иначе он бы нас расстрелял.
- Сейчас такое творится. Катастрофа, зомби, монстры. Вот у всяких психов и просто людей с неустойчивой психикой крышу и сносит. Толи еще будет. сказал Стив.


Настоящему вампиру нужно только одного...
Да и этого немного, ну почти что ничего!
Настоящие вампиры - те всегда найдут оттяг!
Настоящему вампиру завсегда везде ништяк!!!


Сообщение отредактировал policeman - Четверг, 27.03.2014, 00:26
 
policemanДата: Воскресенье, 23.03.2014, 01:41 | Сообщение # 81
TE VOY A HACER PICADILLO!
 
Группа: Изгнанные из клана
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Япония. База сил самообороны. Вечер 31 января.

Все собрались в штабе. Натоми была явно удивлена:
- Ну я понимаю, чувствовать превосходство свей веры. Но быть готовым пойти на убийство. Это зачем? Вот я синтоиска. Но я убила его не за оскорбление моей веры и моих рогов, а потому, что он стал в нас стрелять. Меня он бы не убил, но мог поубивать остальных Это был вопрос: или он, или мы. Но чего он-то так возбух?
- А сейчас вовсю вылезают всякие больные на всю голову фанатики, в том числе, и религиозные. сказал Павлов, Я общался с Дмитрием Виноградовым. Тем, кого убил наш ночной гость. Я спросил его, все-таки мой земляк, зачем он, успешный человек, с друзьями, но без девушки совершил много лет назад расстрел. Получал большие деньги, каждый отпуск проводил в США или Канаде, имел три квартиры в центре Москвы, две дорогие машины. Уж чего ему не хватало. Он сказал, что хотел в конце застрелиться. Я спросил: а разве его не устраивала та жизнь, что была у него. Он и ответил: думал, что наступит конец света в 2012 году.
- Конец света? спросила Натоми.
- Да. Видишь ли, у народа Майя был свой календарь, составленный на много веков вперед. И он был по декабрь 2012. Что это говорит? Да ничего! Ну не составили дальше. Но нашлись уникумы, которые решили, что в декабре 2012 наступит конец света. Подумал так и Виноградов. И тот расстрел был его вкладом в наступающий конец.
- Легко представить, какие чувства он испытал, когда понял, что никакого конца света не будет. сказала Натоми.
- Да. Он был в отчаянии. Лучшие годы провел в тюрьме. Да и после освобождения прожил не долго, да и нормальной жизни так и не увидал. Это я к чему? Да к тому, что всякая катастрофа, всякое бедствие поднимает активность всех психов, фанатиков и просто "особо одаренных" людей. И Джозеф был лишь одним из многих.
- В смысле?
- А вот почитай хроники всех катастроф - узнаешь.
В этот момент в помещение вошел человек и больницы. Подойдя, он сказал:
- У меня есть новость. Раненая диклониус, Санбан (третья, номер три) идет на поправку. Рана ее была тяжелейшей, но кровь диклониуса сильна. Думаю, дней через пять она будет здорова.
- Ну, сказала Натоми, Есть и хорошие новости. Буду ждать ее полного выздоровления!


Настоящему вампиру нужно только одного...
Да и этого немного, ну почти что ничего!
Настоящие вампиры - те всегда найдут оттяг!
Настоящему вампиру завсегда везде ништяк!!!
 
S@1t@R_1337Дата: Вторник, 25.03.2014, 12:52 | Сообщение # 82
 
 
Группа: Коренной житель
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Воспоминания Стива. Бункер.

Стив спокойно вошел в лифт, и первое, что его поразило - это количество этажей вниз. Их было двадцать, и притом начиная с "минус шестого" кнопки горели красным светом, а возле панели стояла щель для карты-пропуска. При попытке спуститься на "минус шестой" искусственный голос сообщил: "В доступе отказано". Стив спустился на предшествовавший ему этаж.

К его счастью маскировка сработала на ура, а на поверхности его потеряли из вида, благо он переодел убитого в свои шмотки. Никто и не догадывался, что по бункеру разгуливает ряженый шпион. "Охрана, несущая дежурство в полной выкладке. Космические автоматы. Несколько уровней допуска... Да что здесь находится?.. Нечто, сокрытое ото всех, и наверняка интересное для моих нанимателей. Возможно даже оружие массового уничтожения..." - думал Стив. Пятый уровень, как и прочие, производил впечатление невероятной чистоты и стерильности, в сравнении с находившейся в казармах и прочих помещениях сверху грязью и ржавчиной. Повсюду были белоснежные стены с цветными стрелками-указателями, пол либо белый, либо в шахматную клетку. Стив находился там где-то полчаса или минут сорок, примечая расположение коридоров и комнат и пытаясь выяснить назначение комплекса. Это было больше, чем просто убежище, и обилие людей в белых халатах говорило об этом. "Так... Ученые. Какие-то исследования. Возможно, клепают бластеры. Или выводят штаммы болезней. А что, если собирают боеголовку - это же прямая угроза национальной безопасности! Нельзя допустить распространения ядерного оружия, тем более среди таких придурков... Нужно пройти, найти способ пробраться вниз..."

Думая, Стив дошел до массивных дверей из металлического каркаса с бронестеклом. У них стояли двое охранников с такими же винтовками, только их форма, броня и шлемы были синими. Табличка: "Лабораторный комплекс "B", синий уровень доступа". Стив пробовал подойти, но не решился - суровый вид охранников говорил о том, что не каждого "коричневого" они пустят внутрь. И на карточке-пропуске у него был коричневый квадрат сантиметрового размера. "Так... Мне нужно либо придушить "синего", либо пролезть мимо них. Что бы сделал Джеймс Бонд на моем месте...", - размышлял ловкий лазутчик, но проходов в обход не предполагалось, и висевший на стене план этажа говорил об этом красноречиво. "Так... Столовая. Поесть на халяву мне не помешает, а может и выведаю чего", - решил, направившись туда, Стив. На его счастье, охраны в комплексе много, и всех по лицам никто не помнит и не знает. С закинутым за спину оружием, он зашел, как положено вымыл руки и взял свою порцию. За столом сидели двое в коричневой "легкой" форме. Не обращая внимание на тяжеловооруженного соседа (видать, у них это в порядке вещей), эти двое разговаривали между собой.
- Этот гавнюк отобрал мои сигареты! Большой, синий гавнюк! Какое он на это имеет право?
- Ты, видно, здесь новенький. В этом бункере курить нельзя. Нигде, кроме специально оборудованных курительных комнат. А спиртное запрещено категорически, даже пиво. Это тебе не поверхность!
- Да нафига! Снаружи все бухают как черти полосатые, а здесь сухой закон?
- Не картошку стережешь, приятель! Секретные исследования Сардаристана. Думаешь, в "синих" берут самых крепких гопников? Нет, в "синих" берут самых проверенных "коричневых". Таких, как Джон. А вот и он!
Неподалеку от столика со своим подносом проходил человек, одетый в синюю форму и синюю кепку. Сев рядом, он поздоровался со всеми. Поболтали "о жизни", поели. Ничего ценного для Стива не сказали. Зато Стив понял, за кого нужно "зацепиться", и когда Джон вышел, он последовал за ним. На его счастье, тому приспичило по естественной нужде. В туалете никого постороннего не было, и никто не помешал свернуть шею стоящему у писсуара. Еще одно переодевание - в синюю рубашку и брюки, тело с надетой на нем броней и винтовкой - в кабинку. Чтобы не тревожить никого, он посадил его на унитаз, закрыл изнутри и вылез из закрытой кабинки - перелез по стенке в другую. В кобуре был непривычного вида и размера пистолет, весивший, наверное, два килограмма и размером с какое-то оружие из "Звездных Войн".

"Теперь я - "синий", но в двери не пойду - не хочу светиться. Лучше - в лифт. Блин, я даже не знаю куда мне идти, меня засекут, если буду везде ошиваться. По большому счету, я должен линять..."

...На "минус пятнадцатом" этаже комплекса был кабинет, довольно приятно обустроенный - и не подумаешь, что в нем находишься под землей. Все было солидно, с дорогим паркетом, массивными дверями, тяжеловесной мебелью, картиной на стене - портретом какого-то мужчины в бордовом сюртуке. Были даже окна с видом будто на какую-то равнину, покрытую зеленой травой. В центре помещения стоял довольно массивный овальный стол, за которым, перед объемной голографической картой, сидело несколько человек: полковник с поверхности в своем мундире, еще двое военных, грузный зрелый мужчина в костюме, женщина в плаще эсесовского фасона и с тканевым мешком на голове, тот обнаруживший Стива лысый и какой-то японец в очках и белом халате. Они были заняты обсуждением предстоявших мероприятий, и это собрание отличалось особой важностью.
- Видите ли, господа, - говорил японец, - Все, над чем мы работаем, пока что находится на стадии прототипов. Очень грубых прототипов, далеких до массового производства и боевого применения. Они еще слишком нестабильны. Их слишком трудно контролировать.
- То есть, вы хотите сказать, что "оружие Х" еще не готово? - спокойно, но уверенно спросил человек в костюме.
- У нас уже есть наработки. Но они пока что слишком "сырые". Чтобы довести это дело до ума потребуется как минимум пять месяцев. А может шесть. Или восемь.
- Мы не располагаем таким количеством времени! - произнесла женщина с мешком на голове каким-то шипящим, нечеловечески жутким, почти инфернальным голосом, от которого японцу стало явно не по себе, - Мы не можем позволить себе роскошь ожидания, нам нужен результат здесь и сейчас!
- Но у нас нет таких технических возможностей, такого оборудования и сопутствующих технологий, что есть у господина Иоши! Это сильно тормозит процесс, даже с лучшими кадрами! Будь у нас такой же комплекс, мы бы достигли значительно больших высот и в более короткое время!
- Молчать! - еще более зловещим тоном сказала Гертруда, - Эти твои отговорки звучат лишь как оправдание некомпетентности. Без "оружия Х" Сардаристану не выстоять в войне между молотом и наковальней. За Президентом стоят русские и китайцы, за мятежниками - НАТО, а мы - шило в жопе у тех и у других. Нам нужен козырь в рукаве! Все, что вам необходимо - все у вас будет. Деньги, оборудование, подопытный материал. Но не испытывайте терпение меня и господина Дитриха Вольфа!
- Гертруда права! Пока наша лаборатория находится в глубоком тылу - у нас есть шанс. Но положение сил на фронтах не в нашу пользу. Мятежников поддерживают американские ВВС, и против них мы долго не протянем. Они уже завоевали господство в воздухе. Потеряем этот объект - потеряем все! - добавил полковник.
Дверь открылась, и в помещение вошел человек в спецназовской экипировке черного цвета и маске, оставлявшей открытыми только глаза, с катаной в ножнах и автоматом АК-12, перекрещенными за спиной.
- Тревога! На тюремном уровне произошло восстание! Есть убитые! - доложил человек в маске. Лица ученого и военных побледнели и выразили неподдельное беспокойство и страх.
- Нет поводов для паники, - начал человек в костюме, - Комплекс надежен как Форт Нокс, достаточно лишь изолировать захваченные мятежом отсеки, и дальше они не пройдут. У нас достаточно охраны и она отлично вооружена. Так ведь, мастер Сиода?, - он посмотрел на на того бойца с мечом и автоматом.
- Перекрыть выходы, опустить перегородки, зачистить все помещения! - приказала Гертруда, Выполнять!
- Есть!

... - Что это за хрень? - невольно вырвалось у Стива при виде чудовища в колбе с жидкостью, дышавшего через трубку. Существо было голым и лишенным волос, имело неестественно желтоватый оттенок кожи, возможно из-за раствора, длинные когти на руках. Когда-то оно было человеком, но теперь этот человек деформирован и обезображен. Видя Стива, он долбился о стенки колбы, будто пытаясь вырваться - но стекло было прочным. "Сотворить с человеком... Такое. Эти ублюдки не должны остаться безнаказанными!"
Стив проник на лабораторный уровень вполне успешно, просто спустившись до "минус одиннадцатого". Ниже пропуск синего уровня не действовал. Пистолет в кобуре был непривычно тяжелым, чересчур массивным для подобного оружия. Некоторые охранники носили на поясе такие же. Все они были в синей форме. Стараясь не смотреть прямо в объектив камер и надвинув кепи на глаза, он проник в эту лабораторию. И теперь ему стало не по себе и по-настоящему страшно. Среди белых стен и коридоров находились помещения, полные приборов непонятного для Стива назначения. И колбы с человекоподобными существами. Сторонясь проходивших мимо ученых и охраны, он дошел до еще одних дверей. Возле них стояли тяжеловооруженные "синие" охранники. У дверей вместо привычного "замка" для карточки располагалось устройство для сканирования отпечатков руки. "А там что? Стой! Имей же благоразумие, мистер лазутчик! Надо валить нахрен из этого дома ужасов!.. А что... Да к черту! Того, что я расскажу, будет достаточно моим нанимателям!"
Не успел Стив развернуться, как услышал шаги сзади! За ним шли трое "красных" охранников - один в легкой форме, двое в броне и с тяжелыми винтовками уже известного ему образца. Они остановились, всматриваясь.
- Кто таков? - спросил легковооруженный командир.
- Лейтенант Джон Уинстон!
- Джон Уинстон мертв и сидит в сортире ряженый в форму, снятую с убитого Шермана. Ловко, Стив, но нас не перехитришь. Даже не пытайся сопротивляться, если не хочешь быть порезанным на ремни прямо здесь.
"Провал... Доигрался! Что же... Выход один!"
Поднимая руки и будто сдаваясь, Стив резко ударил локтем в нос офицера, уже подходившего с наручниками, прикрылся его телом как щитом, вынул из его кобуры FN Five-Seven и выстрелами прямо в лицо уложил сопровождавших. "Синие" вскинули винтовки, но Стив прикрылся телом, не давая им стрелять.
- Бросайте оружие, или я его пристрелю!
- Делайте, что он говорит! - приказывал офицер. Бойцы послушно бросили автоматы.
- И пистолеты!
Пользуясь тем, что пистолет был не у виска, а направлен на "синих", офицер сумел неожиданно ударить локтем в солнечное сплетение, освободиться из захвата и выхватить массивный пистолет Стива. Но применить не успел, застреленный в упор в лоб. Не дожидаясь ответной реакции, Стив дострелял боезапас в "синимх" и вернул себе массивный пистолет.
- Извини, но мне нужна твоя рука, -Стив приставил ствол и выстрелил в упор в кость. "ПИУ!!" - с "космическим" звуком лазерный импульс отстрелил конечность. "Лазерный? Да я прям в будущее попал!" Стив приставил руку к сканеру, открыл двери и вошел...

- Что? Шпион в здании?!!! Как он смог сюда пробраться?!! Как вы его допустили?!!! - кричала Гертруда, бывшая просто вне себя от ярости.
- Я им займусь! - сказал лысый, - от меня еще никто не уходил...

Сиода, вместе с отрядом солдат в черной форме, бронежилетах, шлемах и респираторах, шел по коридору, усеянному телами и заляпанному кровью. Пол, стены, даже потолок местами был в крови. Некоторые трупы были обнажены и имели серую кожу и длинные когти. Это были сбежавшие подопытные, убитые охраной. Но многие еще бродили, и рык и стоны чудовищ были слышны его чуткому уху. Меч Сиоды был обнажен и окровавлен, левая рука сжимала Taurus 24/7, шедшие сзади оперативники с автоматами внимательно всматривались, готовые отразить нападение с любой стороны.
- Смеееерть! - даже не проговорил, прошипел кто-то. Где-то рядом. Вентилияционная решетка упала, и вниз выпрыгнуло существо. Оно было похожим на человека, невероятно худым и имело какие-то животные черты в облике и поведении. Рыча как тигр, он побежало на четвереньках и прыгнуло, да так быстро, что солдаты даже не успели среагировать. Только Сиода приставил пистолет к голове летевшего на него не то человека, не то зверя. Выстрел. Существо упало замертво...

Месяц назад. МША, штат Мэриленд.

Темная ночь. Большой особняк за высоким забором с резными воротами. Охрана. Люди с пистолетами в кобурах дежурили, патрулируя двор. Кто-то просто курил и смотрел на полную луну.
Люди в черных облегающих одеяниях, в масках и с приборами ночного видения незаметно подбирались. Они с легкостью перелезали трехметровый забор и растворялись в темноте. Охранники, несмотря на грозный вид, были обречены - их тихо убивали по одному и незаметно оттаскивали тела. Выстрел из духовой трубки иголкой с моментально действующим смертоносным ядом или острый стальной клинок, перерезающий горло - и караульный устранен, а добрый десяток бесшумных убийц уже подбирается к окнам...
Баузер сидел у камина в небольшой комнате. Он был угрюм и мрачен как всегда, даже еще мрачнее из-за приступа изматывавших головных болей. Он и его люди охраняли важную персону - Виктора Фролова, русского ученого-биоинженера, эмигрировавшего из России три года назад. Этот человек обладал широкими познаниями и сделал немало открытий, реализация которых перевернула бы мир науки, но его гений оказался не востребован, финансирование было мизерным, а в Штатах ему предложили куда более подходящие условия. Однако за последнее время, с началом участия Фролова в закрытом проекте, он стал замечать за собой слежку и попросил о помощи. Русские ли это спецслужбы про него вспомнили или еще кто, но его безопасность - безопасность всего проекта...
В такие минуты агент не находил себе места, он ходил по комнате взад-вперед, взад-вперед. "Эти русские сами не знают что хотят! Развели у себя клептократию, хапуги строят виллы, а на науку гроши направляют. А потом еще спрашивают, откуда у них утечка мозгов. Что-то вы поздно вспомнили, господа! Виктор уже наш, и на нашу квартиру вам не проникнуть!" Баузер мысленно ругался, как всегда проклиная весь свет. Ему захотелось воздуха, он вышел из комнаты. Открытое окно.
- Кто же их распахивает настижь! Никого не было. Запах какой-то в воздухе. И почему-то нет света. Чем пахнет? Баузер достал фонарик. Пятна крови. Еще пятна.
Бесшумный убийца был под потолком, наблюдая за человеком с красным ирокезом. Бесшумно спрыгнул. Рука сжимала рукоять ножа танто.
- Это ты зря! - непонятно как Баузер уловил, обнаружил невидимку. Резко развернувшись, он одновременно перехватил вооруженную руку и ударил наотмашь тяжелым фонарем по голове. Зацепив за шею, он рванул его на себя, впечатал коленом, дробя лицевые кости. И свернул шею!
- Тревога!!! Вооруженное проникновение!!!
Задребезжала сирена, поднимая всех. Агенты, охранявшие здание, хватали автоматы и дробовики. Но убийцы были уже внутри, на их стороне была внезапность и подготовленность. Они извлекли мечи и кинжалы, саи и камы, бывшие вблизи эффективнее пистолетов. Пистолеты и автоматы, впрочем, у них тоже были. Навстречу Баузеру выскочили еще трое.
- Получайте гады! - он побежал навстречу, парируя своим коротким клинком удар прямого односторонне заточенного меча, ловко выкрутил и сломал руку и зарезал. Метнул нож, но один из двух противников увернулся. Вооруженный вражеским клинком, Баузер внезапно достал пистолет Kel-Tec PMR 30 из рукава и всадил не меньше шести пуль в каждого. Еще один убийца запрыгнул через окно, но не успел разрубить его своей катаной, как обе его руки были отрублены. И выстрел в голову...
В особняке вовсю гремела перестрелка вперемешку с рукопашной. Убийцы имели как холодное оружие, так и пистолеты и компактные автоматы. Охранники противостояли им с дубинками, электрошокерами, табельными пистолетами и более внушительного размера стволами. Агент Эшфорд, успевший достать пулемет MG36, втопив спуск поливал пытавшся приблизиться людей в черном. Надо было срочно спасать Виктора, хоть его телохранители и профессионалы высшего класса - нападающих слишком много. Эшфорд бежал, фаршируя пулями противников.
- Не пускайте их на второй этаж! - он кричал по внутренней связи. На втором этаже и был их подзащитный...
Баузер стрелял из двух пистолетов - 30-зарядного PMR и девятимиллиетрового Steyr GB. Стрелял навскидку, почти не целясь, даже в разные стороны, поражая рвавшихся врукопашную мечников и автоматчиков. Патроны кончились. Выбросив Steyr, он вставил еще один магазин в оставшееся оружие, переключил на автоматический огонь, разделавшись с тремя. Выбросил. Еще один, замахнувшийся японским мечом, вскоре оказался обезоружен, брошен и пронзен. Баузер рубанул по животу одного, перерубив все внутренности, тут же обезглавил второго и пронзил горло третьему. Повернул клинок в горле, выдернул - и тут же ударил назад, втыкая в живот четвертому. Пятый уже прицеливался из своего HK MP7A1 с глушителем, но Баузер ловко перехватил меч клинком вперед и бросил как дротик прямо в горло.. Еще один размахивал двумя серпами-камами, а агент ловко уворачивался от их ударов, успев при этом ударом в челюсть нокаутировать еще одного. Пригнувшись, ударил кулаком в яйца. Схватил один из его серпов, воткнул в живот и дернул наверх, выпуская кишки наружу...
Ко входу уже прибыло подкрепление - люди в полной экипировке, с автоматами с подствольными фонарями. Они штурмовали дом, зачищая его от внезапных "посетителей".
Баузер с HK MP5 с глушителем в руках бежал на подмогу Эшфорду, расстреливая людей в масках. Патроны кончились, а впереди еще несколько с мечами. Он схватил со стены здоровенный и тяжеленный двухсторонний топор-лабрис с металлическим древком. Один бессмысленно пытался блокировать катаной массивное топорище - оно разрубило и меч, и человека до пояса. Второму топор врубился в живот, третьему - в шею, оставив голову болтаться как на ниточке...
Скотт Эшфорд дострелял стопатронный магазин пулемета, и выбросил его, достав свой пистолет HK P2000.
- Помогите! Помогите! - послышался крик наверху. Агент побежал на помощь. Вышиб дверь. Ученый был зажат в углу, а рядом стояли двое - один с мечом, другой - с автоматом. И девять убитый оперативников, некоторые - по частям. Быстрые выстрелы ЦРУшника сделали свое дело, свалив двоих наповал.
- Спа... Спасибо!
- Я вас выведу!

В большем зале лежало много тел, одно - с застрявшем в туловище топором и расщепленной надвое головой и шеей. Баузер сражался снятом со стены шотландским палашом, парируя удары мечей, перерубая сухожилия, пронзая и рассекая плоть. Ловкий удар отрубил одному кисть, а следующее движение отсекло обе ноги. Еще одному клинок врубился в голову. Третий, четвертый, пятый, шестой... Кто без головы, кто с перерубленным горлом. Баузер в костюме, забрызганном чужой кровью, рубился с немногими осавшимися. Еще один, с китайским дадао, замахнулся - и потерял четыре пальца на правой руке. Следующий удар в шею перерубил его трахею и позвоночник. Остались двое - один с китайским прямым мечом, другой - с двумя ниндзято.
Яростная схватка двоих против одного. Клинки звенели, высекая искры. Противники ни в чем не уступали американцу, им удалось нанести ему несколько порезов и ран - но он продолжал сражаться, посылая град ударов. Отбиваясь от одного и другого, Баузер ловко увернулся от мощного выпада обладателя цзяня, и клинок вошел в живот второго противника. Остался один. Они рубились яростно. Легкий китайский меч выписывал движения с неимоверной скоростью. Блокируя, Баузер разорвал дистанцию, ударил локтем, затем ногой, отшвырнув метра на четыре.
- Узри лицо своей смерти! - противник внезапно сорвал с себя маску, обнажив азиатских черт лицо.
- Агент Ченг? Изменнник!
Подобный разъяренному быку, Баузер взревел - и снова лязг металла двух мастеров меча. Удар, еще удар, повредил плечо китайца, сбил с ног.
- Предатель!!! Марионетка!!!
Китаец вскочил на ноги, бой продолжился. Китаец рубанул Баузера по воорушенной руке, выведя ее из строя, и пронзил живот насквозь. Проткнутый, но еще живой, он вцепился китайцу левой рукой в горло. Откусил нос. Откусил большущий кусок мяса со щеки. Молотящий удар лбом в лицо. Второй. Третий. Четвертый. Пятый. Шестой. Седьмой.
Из рукава китайца вылез выкидной клинок и воткнулся агенту в живот. Второй удар, третий. Ударил лбом в ответ, свалил на пол. Четвертый удар клинком в живот, пятый, шестой... Еще живой, Баузер еще крепче вцепился левой рукой и выдавил Ченгу правый глаз большим пальцем. Крича от боли, тот подрезал ему сухожилия на левой руке. Замах для последнего смертельного удара... Выстрел. Агент Эшфорд застрелил его из пистолета.
еще живой, не в силах встать, Баузер сыпал проклятиями.
- Виктор в безопасности! - сказал Скотт.

Люди в черном грузили в фургон связанного человека с мешком на голове.
- Мастер Сиода! Задание выполнено! Ученый у нас, двойник внедрен...


ФАШИЗМ НЕ ПРОЙДЁТ!!!
КОМУ ТЯЖЕЛО - ДЕРЖИТЕСЬ! ЖЕЛАЕМ МИРА!


Сообщение отредактировал S@1t@R_1337 - Вторник, 25.03.2014, 13:00
 
fulgrimДата: Вторник, 25.03.2014, 22:34 | Сообщение # 83
 
 
Группа: Житель
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
у вас тут Отец Андеросон появился что ли ? B)

Стволы для лохов. Нож - выбор мастеров !
 
policemanДата: Среда, 26.03.2014, 01:05 | Сообщение # 84
TE VOY A HACER PICADILLO!
 
Группа: Изгнанные из клана
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Япония. База сил самообороны. Утро 1 февраля.

Павлов проснулся в своей неудобной кровати в доме на базе. Он заметил, остальные уже встали - их кровати были пустые. В дверях он встретил Стива. Короткий вопрос:
- А где остальные?
- Натоми тренирует своих диклониусов. Остальные - наблюдают и дают советы.
Павлов вышел во двор. Аккуратная шеренга диклониусов стояла в ряд с автоматами АУГ к ноге. Натоми стояла в стороне и командовала:
- Оружие на изготовку! Передернуть затвор! Нацелится! Задержать дыхание! Огонь!!!
Шквал щелчков разнесся над полигоном - в автоматах не было патронов. Увидив Павлова Натоми вздохнула и сказала:
- Отрабатываем тактику обращения с огнестрельным оружием. В целом - бесполезную. Оружие они держат правильно. Хорошо целятся, задерживают дыхание, плавно жмут на спуск. Но когда в их оружии окажутся патроны, все пойдет по другому. Перед каждым выстрелом у зеленого стрелка проскакивает мысль "ох, сейчас и бабахнет!". И все - руки крюки, глаза зажмурены и пуля летит куда угодно, но только не в цель. Победить эту привычку поможет лишь долгая стрелковая подготовка. Будь у меня лишний вагон патронов, я именно так тренировку и построила бы. Но вагона нет, а на нет и суда нет.
Вернувшись к диклониусам, она продолжила командовать. Добившись, как она понимала, идеального обращения, она раздала каждому по одному патрону. Сама взяла такой же АУГ и сказала:
- Смотрите внимательно: я упираю его прикладом в живот и передергиваю затвор. Так делать нельзя. В вашем случае нельзя. У вас, в отличии от меня две руки, а поэтому, держите автомат правой и передергиваете затвор левой. И держите автомат дулом в сторону от себя и окружающих. Теперь смотрите: нацеливаетесь. Не "душите" оружие - оно этого не любит. Задержали дыхание. А теперь плавно...
Грохот выстрелов потряс окрестности. Но мишени остались целыми: ни адна диклониус не попала даже в краешек. Натоми недовольно вздохнула.
- Ну кто так стреляет? Ну нормально надо целиться. И глаза перед выстрелом не надо зажмуривать. И грохота выстрела не бойтесь: откройте пошире рот и ничего вам не будет. я, с одной руки, стреляю лучше.
- Натоми подняла автомат и сделала восемь выстрелов в мишень. Попала лишь два раза: отдача была существенной и удерживаемый одной рукой автомат летал как щепка на волнах.
- Эх. Йорге, урод! Отрубил мне правую руку, а потом еще и дразнил все время, дескать не могу метко стрелять.
В это время к ним, пошатывась, подошла еще одна диклониус. Павлов узнал в ней Санбан (номер три, Третья), которую они нашли тяжелораненую у вертолета.
- Простите, вы тренируетесь в стрельбе? спросила она у Натоми.
- Да. Если это можно назвать стрельбой. Я не могу стрелять метко, поскольку у меня лишь одна рука, а они панически боятся грохота выстрелов. В этом то и проблема. Любой наш враг, в плане обращения с огнестрелом, стоит всех их вместе взятых. Он уже давно не боится грохота своих выстрелов. Он знает, что есть звуки пострашней, например, вкрадчивый шелест чужих пуль. Но и он не заставит его убежать в страхе. А мои даже в цель ни разу попасть не могут!
- Простите, а можно мне попробовать?
- Хочешь? Ну давай. Дайте ей автомат!
Получив оружие, Санбан стала слушать инструкции. Пристегнув магазин и с тркудом передернув затвор - она еще не восстановила силы после ранения, девушка подняла АУГ. Прицелилась и спросила:
- А как целиться?
- Наведись на мишень. Так. Навелась? Теперь задержи дыхание. А теперь стреляй!
Пуля пробила самый край мишени.
- Ну, не идеал, но уже что-то. Поняла?
- Вопрос. А как я буду целить в мишень, а потом не смотреть на нее. А вдруг она за это время убежит!
- Хороший вопрос. Думаю, ты готова услышать главное. Наведись на мишень. Прижми приклад к плечу. Пусть он врастет в твое плечо, пусть в нем застучит твое сердце.
- Уже стучит!
- Отлично. Теперь представь, что твой левый глаз не там, где обычно, а на конце ствола. Представила?
- Да!
- А теперь смотри другим глазом на этот глаз и стреляй!
Грянул выстрел - пуля попала в центр мишени.
- Вот видишь! Из тебя выйдет отличный стрелок.
После окончания стрелковой подготовки Натоми, Стив, Павлов и Кира собрались в штабе.
- Я очень обеспокоен ситуацией в Германии, начал Стив, в руки неофашистов попало ядерное и бактериологическое оружие. Может произойти катастрофа! Плюс, их поддерживают исламисты из охваченного войной государства Славия, что на Балканах. А неофашисты - поддерживаю исламистов.
- Постой, начал Павлов, Как фашисты и исламисты могут быть заодно? Это же злейшие враги!
- И тем не менее, сказала Натоми, Они союзники. Рассказать, из-за чего я пыталась когда-то бунтовать, за что мне отрубили руку? Исламисты хотели, чтобы диклониусы Дитриха Вольфа им помогли. Тот и сам был не против. Но исламисты поставили условие: их командир должен быть мусульманином. Мне поставили ультиматум: я ухожу из синтоизма и принимаю ислам. Я отказалась. Они стали настаивать. Я хотела взбунтоваться, и все окончилось для меня тем, что от моего собственного тела оторвали хороший кусок. Правдо веру я сохранила, но не знаю, что мне было бы хуже. Знаю только, что в исламе женщины сильно поражены в правах. Потому и бунтовала. Но факт остается фактом: неофашисты и исламисты - давние союзники. И, после взаимного прихода к власти они могут поделить Европу на сферу ислама - Балканы, то есть Албания, Косово, Босния и Герцеговина, а во главе - Славия, и сфера неофашистов во главе с Германией.


Настоящему вампиру нужно только одного...
Да и этого немного, ну почти что ничего!
Настоящие вампиры - те всегда найдут оттяг!
Настоящему вампиру завсегда везде ништяк!!!


Сообщение отредактировал policeman - Четверг, 27.03.2014, 00:29
 
policemanДата: Четверг, 27.03.2014, 01:14 | Сообщение # 85
TE VOY A HACER PICADILLO!
 
Группа: Изгнанные из клана
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Япония. База сил самообороны. День 1 февраля.

Павлов сидел в комнате и думал. Неофашисты пришли к власти, они уже закрепились в Германии. Пока они слабы, и ближайшие несколько лет будут пускать корни и укореняться. Но потом они обретут былую силу. Германия - страна с огромной плотностью населения. Плюс, часть ее территорий по условиям Второй Мировой отошла другим странам. Безусловно, Йозеф и его люди захотят исправить это досадное недоразумение. Но теперь у них будет бактериологическое и ядерное оружие. Нельзя этого допустить. Нужно раздавить врага в зародыше, пока он не обрел всей своей силы. Вошли Крис и Кира. Увидев Павлова, они спросили:
- Что-то случилось? Ты такой задумчивый.
- Неофашисты пришли к власти. Нужно уничтожить их, пока они не укрепились.
- Нужно. Но пока мы помогаем силам самообороны Японии. Наша задача здесь.
- Да мы, кроме того раза, когда спасли Санбан, а я сражался с Джей. Джеем. и боя ни одного не дали. Даже базу не покидали. Мы здесь не нужны. А в Германии к власти пришли фашисты. Сново. Как можно прохлаждаться здесь, когда там творится такое?!!
- Ты прав. Но не мы принимаем решения.
Павлов вышел. Прошел в столовую. За столом сидела мрачная Натоми. Увидев Павлова, она спросила его:
- Ты чего такой мрачный?
- Могу спросить тебя о том же.
- У меня критические дни. Я всегда тяжело их переношу. А ты о чем пригорюнился?
- Я думаю, что история повторяется. Примерно сто лет назад к власти в Германии пришли фашисты. Была катастрофа. Мир был на грани гибели. И сейчас все сново начинается!
- Ты хочешь воевать в Германии? Не лучшая идея.
- Почему?
- Потому что, мы не сможем тебе помочь. Мои диклониусы не лучшие бойцы: лучших они забрали в Германию. А оставшиеся даже оружие плохо держат, сам видел. Бросать их в бой, все равно, что бросать на смерть. И, потом, сейчас на стороне неофашистов будет немецкая армия. Не будь наивным, тебе ее не одолеть. Выступать сейчас, с нынешними силами, это самоубийство. И не забывай, что ты подписал с ними контракт. Ты его нарушил. Это бунт. Как ты думаешь, что они с тобой сделают, если поймают?
- Я не думаю об этом.
- А стоит. Меня они вроде пощадили, жизнь сохранили, но амнистии мне не было. За только попытку бунта, я лишилась руки. А ты бунтовал, убивал. Боюсь, что отрубленной рукой ты не отделаешься. В любом случае, сейчас ты подчиняешься командованию базы. Ты сам, добровольно, на это согласился. А значит, как они решат, так и будет.
- Увы, ты права. Ладно, я пошел.
Павлов вышел из столовой и пошел на улицу. Он направился было в помещение, но командир базы объявил о мобилизации. Все собрались на площадке в центре. Командир начал:
- Я собрал вас затем, чтобы сделать важное объявление. Необходимо добраться продуктовых складов, что на востоке отсюбда, и привести продукты на базу. Черт знает сколько мы еще здесь пробудем, а продуктов едва хватит на неделю. Добираться надо на грузовиках. Но дороги разбиты - местами придется их настилать, а возможно, оставить машины, идти до складов пешком, а потом на руках носить продукты в грузовики. Сложно. Но я и не говорил, что будет легко. Среди вас есть военные - со всего света. Есть гражданские - в основном это служащие сил самообороны. Так уж вышло, что у Японии нет ни одного своего военного. Так вышло. Не будем никого винить. Нет армии и все. Военные будут охранять людей и груз, служащие сил самообороны, поскольку стрелять они не умеют, будут выполнять рабочую функцию - таскать грузы, работать водителями. Вы отправитесь на четырех грузовиках, завтро рано утром. Дорога займет около пяти часов в один конец, при удачном стечении обстоятельств. Вообще-то расстояние там всего сто километров, но дорога так разбита катастрофой, что ехать придется очень медленно. И еще, мы не знаем, что сейчас на складах - связь с ними потеряна. И восстановить ее пока не удалось. А пока мы будем набирать команду тех, кто отправится на это задание. Военные получат оружие. Да оно, впрочем уже у них есть. Служащие сил самообороны будут безоружные. Во-первых, японские законы запрещают сотрудникам сил самообороны даже прикасаться к любому оружию - это удел полиции и малочисленной береговой охраны, а во вторых их и не учили с ним обращаться, оно им бесполезно. Но военные будут их защищать. Причем и тех, и других будет не слишком много: нам необходимо оставить место под груз продуктов, и как можно больше. А сейчас расходитесь. Отдыхайте перед завтрашним днем.


Настоящему вампиру нужно только одного...
Да и этого немного, ну почти что ничего!
Настоящие вампиры - те всегда найдут оттяг!
Настоящему вампиру завсегда везде ништяк!!!
 
policemanДата: Четверг, 03.04.2014, 00:58 | Сообщение # 86
TE VOY A HACER PICADILLO!
 
Группа: Изгнанные из клана
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Япония. База сил самообороны. Вечер 1 февраля.

Павлов вышел на порог дома. Натоми сидела на крыльце и курила сигарету за сигаретой, пытаясь заглушить так тяжело переносимые ей критические дни. Павлов сел рядом и сказал:
- А ведь посмотреть, что творится. Монстры, зомби, мутанты. Скажи месяц назад, что это будет. никто бы не поверил.
- Поверь, это еще не самое необычное. все эти явления хотя бы имеют физическое объяснение - от радиации и не такое бывает. а вот я знаю один случай. который позагадочней этих будет.
- А какой? Расскажи, если не секрет.
- Хорошо. Ты ведь знаешь, что остров Хоккайдо, это чисто Япония. Нет, конечно Япония, но стал японским он лишь сравнительно недавно в середине девятнадцатого века. Для многотысячелетней истории Японии это миг, секунда. А до этого там жили айны. Вот у вас Сибирь и Дальний Восток - там тоже ведь есть свои народы, со своим языком, своей религией. И хотя русские там преобладают, ты же не скажешь, что Сибирь или Дальний Восток это тоже, что и скажем Владимир или Псков, верно. Айны - совсем другой народ, со своим языком и своей религией. В Японии язык айнов бесписьменный, и владеюют им лишь старики. В России ему дали письменность на кириллице, но ты и сам это знаешь.
- Да, но чего тут мистического?
- Слушай, все по порядку. У айнов была своя языческая вера. Сейчас большинство японских айнов исповедуют синтоизм и буддизм, но так было не всегда. И хотя айнов в Японии всего несколько десятков тысяч, их стоит заметить. К делу. Однажды я побывала на Хоккайдо, и повстречала одного жителя, жившего на хуторе в лесу. Средних лет мужичок, жена и четверо детей. Жили они в своем доме на опушке леса. В доме его, кроме всяких подсобных помещений было три жилые комнаты. В одной жил он с женой, в другой жили его четверо детей. Дверь в третью комнату была заколочена досками. Целая комната пустовала, а они теснились вшестером в двух других. я и говорю ему:
- Не экономно ты жилье используешь. Треть жилплощади пропадает зря.
Он посмотрел на меня с минут пять, видимо думая, говорить или не говорить, а потом сказал:
- Нельзя иначе. Злой демон завелся в той комнате.
- Что за демон?
- Сами не знаем. Но шумит по ночам, трещит, скребется, вещи передвигает, все к одной стене. Жить там не дает. Несколько раз гости пробовали там ночевать - не смогли: он не дал. Уж я и канусси (синтоистский священник) вызывал, да только он бессилен. Видать, что-то из айнской мифологии тут завелось. Вот я ее и забил досками, от греха подальше.
Ладно, я уехала. Прошло пара лет. Много чего изменилось, мне, за попытку бунта, отрубили правую руку, погиб заместитель Дитриха Вольфа - Вильхельм, а его место занял мерзавец Йорге. Волей судьбы мне пришлось побывать в тех краях сново. Побывала я на том хуторе. Только уже совсем не на таком же. Дом весь забит досками и явно заброшен. Вокруг полное запустение. За вопросом я подошла к деревенскому старосте с вопросом. Он мне все и рассказал.
- Ну и что случилось? спросил Павлов.
- Слушай, что он мне рассказал. Примерно через год после моего отъезда у них начались беды. Сначало перестала ловиться рыба, засохли все грядки. Потом за месяц передохла вся дворовая живность. Потом заболели все дети, и один даже умер. Потом глава семейства застрелил свою жену.
- В соре застрелил что-ли?
- Да нет. Сам на суде рыдал, каялся, говорит, ни разу с женой не поругались, жили душа в душу. И в тот день все мирно было, и не понимает он, как и зачем достал старый револьвер, оставшийся ему от предка самурая. Револьвер тот лежал годами в столе, и тот его мог лет по пять ни разу даже не видеть. И не понимает, как оказался он у него в руках, не помнит, как навел его на жену, как на спусковой крючок нажал. Словно не он это был. Прокурор требовал смертной казни, но адвокат смог добиться пожизненного заключения. Сидит теперь, да впрочем, ему все равно: он любимого человека потерял, жить не хочет. А оставшихся детей в приют забрали. Вот так-то. Видимо прогневил чем-то он того демона, вот он наказал его так.
- А ты сама как это объясняешь?
- Да никак. Нет у меня логического объяснения. Я просто сообщаю факты. А что же произошло на самом деле мне неизвестно. Вот и все.
С этими словами Натоми закурила новую сигарету и уставилась вдаль. Павлов не стал ей мешать, но в душе удивлялся этой странной и необычной истории.


Настоящему вампиру нужно только одного...
Да и этого немного, ну почти что ничего!
Настоящие вампиры - те всегда найдут оттяг!
Настоящему вампиру завсегда везде ништяк!!!


Сообщение отредактировал policeman - Четверг, 03.04.2014, 01:03
 
S@1t@R_1337Дата: Пятница, 04.04.2014, 13:45 | Сообщение # 87
 
 
Группа: Коренной житель
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Время и место неизвестны

Натоми стояла посреди лужайки, на огромной, бесконечной равнине, уходившей до горизонта во все стороны. Припекало солнышко, но легкий ветерок обдувал приятной прохладой. Девушка буквально утопала в траве, доходившей ей до колен. От ее формы, так привычной и ставшей почти второй кожей, не осталось и следа. Босая, в легком летнем платьице и соломенной шляпке, она просто стояла и просто вдыхала ароматы цветов, любуясь абсолютно безоблачным небом. И у нее были обе руки, обе на месте. "Наверное это - и есть то, что христиане называют раем" - думала рогатая, неторопливо прохаживаясь по бескрайнему зеленому ковру.
- Это иллюзия, Натоми, всего лишь очередное порождение воспаленного мозга. Ты можешь многих обманывать - но тебе никогда не уйти от самой себя, - за спиной раздался такой знакомый голос.
- Вольф?
- Думаешь, убив меня ты доказала свою свободу? Или свое обновление? Может, просветление? Нет, Натоми, нет... Ты лишь еще раз показала свое истинное нутро. Мы с тобой одной крови - ты и я.
- Одной крови? О чем? Ты человек, я диклониус, между нами нет абсолютно ничего общего!
- Поверь мне, прожившему куда больше на этом свете. С рогами или без - значения не имеет. Все живое делится на две категории - охотники и добыча. Ты - такой же охотник, как и я.
- Ты ошибаешься, Вольф. Очень ошибаешься.
- Ошибаюсь. Хах! Не ты ли это доказывала всей своей жизнью? Ты ведь убивала не просто, чтобы не быть убитой. Тебе нравилось! Тебя заводило! Ты истязала пленных, порой удивляя самого Йорге! А с каким удовольствием ты всадила пулю в мою башку! Это и есть твоя сущность, твои инстинкты!
- Нет! То было в прошлом - и в пучине прошлого и утонет! Я свободна! Я больше не рабыня!
- Рабыня, говоришь? Нет, ты притворялась покорной лишь для виду, выжидая, готовясь для внезапного удара. Тебя не сломить, не поставить на колени... Такие как ты всегда умирают стоя.
Натоми стояла и смотрела в его немолодое, стянутое морщинами лицо немца. Оно улыбалось, не моргая глазами, загадочной улыбкой Моны Лизы. Он был одновременно похож и не похож на себя, строгого и сурового командира.
- Я воспитал преемника, достойного моего места. В тебе есть то, чего не было ни у Йорге, ни у покойного Вильхельма. Воля, внутренняя сила, которую не сломить ни чем. Я стал стар и слаб, но, видя такую смену, могу, наконец, упокоиться.
Ветер раздувал ее платье. Он дул все сильнее и сильнее, раздувая его как белый флаг. Резкий порыв сорвал с головы шляпку, унеся куда-то вдаль, растрепывая ее розовые волосы.
- Нет! И еще раз нет! Твои злодеяния на тебе же пресекутся, и больше не прольется кровь ни нас, ни безрогих. Я служила тебе, и об этом не жалею! Поверь, я не жалею ни о чем! И не буду жалеть! И о том, что размозжила твою сраную башку тоже!
Ветер дул, нагоняя тучи, в один момент закрывшие солнце. Трава пожухла, выгорела, осталась лишь земля, сухая как камень, холодная и растрескавшаяся. Платье из белоснежного стало черным как деготь.

- А ты, рогатое исчадие, ты жалкая женщина! Как ты не понимаешь, насколько убога твоя языческая мерзость. Не могу назвать это даже верой. Ваше многобожие есть поклонение творению, а не Творцу. Ваши рукотворные идолы созданы дьяволом, дабы совращать народ. И твои рога тому яркий пример, - голос сумасшедшего священника заставил ее повернуться.
- Опять ты?
- Язычница! Господь видит все. Он не терпит вас, язычников. Прими святую веру, и он простит тебя. Он и так дал тебе кучу своих милостей!
- Да пошел ты! - Натоми выстрелила из пистолета USP, всадив ему пулю в лоб. Но он все равно стоял, корча ехидную физиономию, а кровь из раны стекала струйкой по его лицу.
- Твоя вера - ничто, твои боги созданы из г...на и в г...но возвратятся!
Натоми снова вскинула пистолет, всаживая в безумца пулю за пулей. Горячая гильза упала, обжигая голую лодыжку. Изрешеченный священник растворился в воздухе, сказав лишь напоследок:
- Я действую от имени Господа!
- Что за придурок!
- Фанатик! Что с него возьмешь? Мужик помешался на своей религии так, что слепая вера затмила его разум, - говорил Вольф. Его манера была другой. Нет, не приказной, какой-то... семейной что ли.
- Чем ты лучше? Ради своих несбыточных идей готов отправить на тот свет сотни миллионов невинных. А среди них есть дети! Это ли тот гуманизм, о котором ты говорил?
- Нельзя приготовить яичницу, и не разбить яиц! Что эти жертвы на весах всеобщего благоденствия?.. - Дитрих Вольф подошел и положил Натоми руку на плечо, - Мир болен, болен грязной политиков двойных стандартов, нефтяными войнами, царством злобы и лицемерия. Это болезнь, а мы - лекарство.
- Благоденствия? Чьего благоденствия? Немцев? Мусульман? Тебя волнует лишь власть, и ты жалкий лицемер, такой же жалкий, как и все.
Натоми оттолкнула его руку. Ей хотелось отойти. Босые ноги переступали даже не по земле - то был камень, дробленый камень, весь покрытый трещинами. Она была больше не на равнине - она стояла на краю обрыва, высоченной скалы. А внизу солдаты штурмовали побережье. Американские солдаты, встречаемые яростным немецким огнем. Высадка в Нормандии?
- Это ли благоденствие ты так жаждешь дать? - сказала Натоми, глядя на яростное сражение, - В этом - твое лекарство?

Лицо Натоми было неподвижно как каменное изваяние, словно и не было вокруг грохота стрельбы и взрывов. Она много насмотрелась насилия и смерти, немало раз сама была на краю - и это уже воспринималось ей как данность, как неотъемлемая часть мира. "Данность? Выходит, кому-то надо, чтобы люди шли, порой, не имея никакого выбора - и шли на смерть, убивать и умирать? И во имя чего? Благоденствия государства? Амбиций кучки бюрократов, сидящих у себя в чистеньких кабинетах?"
- Нет, ты не гуманист. Ты - такой же маньяк, как и Гитлер! И не спасение ты несешь - а гибель!
Натоми развернулась - Вольф стоял все так же невозмутимо. По правую его руку был Йорге, улыбавшийся какой-то садистской улыбкой.
- Вы - просто банда! Шайка вооруженных отморозков! Вас интересует только власть и набитие карманов! Вы сделали из войны бизнес, торгуя оружием, помогая радикалам по всему миру и даже исламистам, которых так ненавидите, но шлете им оружие!

- Мы вынуждены идти на компромиссы - сказал Вольф после некоторого молчания, - но это - проявление не свободы, но необходимости. Мы были слабы, в мире, который уже поделен подобно большому пирогу. Но теперь мы сильны как никогда. Мы были вынуждены прятаться и скрываться - но только не сейчас. Мы встали во весь рост и пойдем своим маршем, очищая пламенем войны мир от скверны.
- Узнаваемая риторика. Кого-то ты мне напоминаешь - не удержалась Натоми.
- Наносное сгорит, вся эта шелуха обратится в прах - останется лишь истинное, неизменное, подлинная суть всех вещей. Да, погибнут многие - слабые, изнеженные, купающиеся в шелках, отдав мир сильным и мужественным. Человечество обновится - и засияет в новом блеске! Новый мир не будет царством продажных бюрократов и мелких интриганов. Не будет общества ненасытного потребления. О, он будет принадлежать нам. Таким как ты - простым, лишенным глупых комплексов, честным, суровым и справедливым солдатам. Ты ведь солдат, солдат до мозга костей, и этого из тебя каленым железом не выжжешь!
Натоми стояла, обдуваемая ветром. Она вновь была в своей форме, камуфляже, тяжелых берцах. "Быть может, война - мое нутро. Мое призвание. Моя стихия... Сеять смерть и разрушение.... Прокладывая дорогу?.. Нет... Я - марионетка..."

- Было время - я сражалась за вас. Просто потому, что боялась. Но вы выжгли из меня страх, изгнали из меня робость и малодушие, сделали меня сильной - и огромное вам за это спасибо! Теперь я - новое существо. Свободное, независимое, самодостаточное. Мне нет смысла сражаться за ваши лживые идеалы, за которыми стоит вранье и ненасытность?

Лицо Вольфа выражало удивление, даже некоторое оробение....
- Ты выросла. Ты созрела, чтобы понять правду и услышать ее такой, какова она есть. Гуманизм и прочая философская белиберда - хорошее прикрытие. Фиговый листок для тех, кому слишком больно видеть правду. А правда одна - выживает сильнейший! Естественный отбор. Закон природы, не нами изданный - и не нам его отменять. Миру нужна встряска - чтобы вернуться к корням. Он стал слишком... цивилизованным. Полным гнили, слабости и разврата.
- Вот ты и показал свое настоящее лицо. Сколькие же годы ты обманывал меня, обманывал всех. И где твое царство разума? Царство справедливости? Торжество человеческого духа? Пустышка. Обманка. Овечья шкура - а за ней хищный волчий оскал.
- Весь мир живет по одним, общим законам. Убей - или будь убитым. На этом построена сама жизнь, немыслимая без смерти. Эта сила движет эволюцию, сделавшая из амебы человека. Величайшая сила - простое желание выжить. Эволюция замерла. Если в реке нет течения - она превращается в болото.
- И чем тогда человек отличается от примитивного австралопитека? - сказала Натоми, смотря Вольфу в глаза. Он не моргая смотрел, а Йорге все так же улыбался, - Человеку... и диклониусу тоже... был дан разум. Не для того ли, чтобы он вырвался из этих пут и сам построил свой мир на началах разума и справедливости? Или для того, чтобы уподобляться зверью, соревнуясь в своем скотстве?

Натоми оглянулась вокруг - местность казалась ей знакомой, хотя она там никогда не была. Американский Белый Дом - он горит и в руинах, вокруг сплошные руины, траншеи, колючая проволока. Где-то на горизонте падал, бешено вращаясь, подбитый вертолет. Натоми достала пачку сигарет и закурила, втягивая горький дым.
- Увы, это должно случиться - сказал Вольф, - это неизбежно. Уже которое десятилетие мир балансирует на грани. Одно лишь легкое дуновение - и пожар вспыхнет.
Натоми докурила и раздавила окурок тяжелым ботинком.
- Этому не случится! Я тебя остановлю! И всю твою банду! Я - сильная, и буду защищать слабых, а не пожирать их. Это мой выбор, мое решение, мое кредо.
- Хаха! И чем ты собираешься нас остановить? Этим? - просмеявшись, вмешался Йорге.
На выжженную землю капали крупные, красные капли крови. Натоми взглянула на правую руку - и заорала, падая на колени. Вместо нее был кровоточащий обрубок. Натоми кричала, держась за отсеченную конечность, изрыгая проклятия и брызжа слюной.
- Это была твоя расплата. Расплата за слепоту. Мы показали тебе путь - но ты решила свернуть.
- Я - САМА ПРОКЛАДЫВАЮ СЕБЕ ПУТЬ!!!! Я - сама!! Если он ведет через горы трупов - так тому и быть. На то воля... Богов... Хех!! Не вас, жалкие отморозки, строящие из себя святых. Тоже мне мессия! И никто из вас не вправе мне приказывать!
Натоми встала. Кровь больше не текла, на месте раны была культя, не прикрытая бинтами как обычно. Ее взгляд был суров и даже отрешен. Она не смотрела на командиров, но как будто через них.
- Мой выбор! Мой путь! И искусителям не место на моей дороге! - Натоми левой рукой достала из-за спины "Скорпион", и с довольным видом разрядила обойму. Оружие в одной руке трясло - но ее это не волновало. С двух метров не промахнешься. Дымящийся ствол пистолета-пулемета смотрел на тела, растворяющиеся, превращающиеся в дым.

Вокруг было темно. И холодно. Только падал снег. Черный как уголь снег, засыпая руины какого-то города, быть, может, прежде великого, но обращенного в прах. Мороз пробирал насквозь. "И это - судьба мира... Неизбежность... Выживает сильнейший... Размышлять так, сидя на ядерной бомбе - не выживет никто... Ядерная зима... Закономерный итог?... Разве..."
- Сестра! Ведь ты - одна из нас. Тебе ли сожалеть о каких-то унтерменшах?
- Я - тебе не сестра, Гертруда - сказала девушка, глядя на свою "родственницу" в кожаном плаще, тяжелых сапогах и маске, так символично похожей на те, что носили средневековые палачи.
Гертруда стояла, осыпаемая черным снегом. У нее не было лица - только эта маска, заменявшая его на протяжении всей жизни. Она стояла в окружении четырех человек. Троих мужчин в толстых кожаных плащах и женщины в облегающем красном костюме. Они держали оружие: Самый здоровый и лысый - огромную косу с тремя лезвиями, другой - поставленный лезвием в землю двуручный меч, женщина - хлыст, четвертый - опирался на большой блочный лук, а в массивных ножнах у него были массивные мечи метровой длины. Четверо "Всадников Апокалипсиса" - четверо самых беспощадных убийц под начальством Гертруды. И их госпожа.
- Думаешь, между нами нет ничего общего? Я - это ты. Ты - это я. Мы обе познали боль, страх, жестокость, несправедливость мира. Выкованные в горниле страданий, мы вынуждены были зачерстветь, но внутри мы - пламенные борцы. Мы хотим создать новый мир. Лучший мир. Чистый. Свободный от той мрази, что заполнило его. Нет, ты не просто моя сестра. Ты - и есть я. Натоми Гертруда Дитрих.
Гертруда сняла свою маску. Перед Натоми возникло лицо. Ее же лицо.
- Неееет!!!!....

- Что? - Натоми в холодном поту проснулась. Она все так же лежала на своей жесткой постели. И обрубленная культя... Жестокое напоминание суровой правды.
- Нет, Гертруда, ты ошибаешься! Как ты ошибаешься!


ФАШИЗМ НЕ ПРОЙДЁТ!!!
КОМУ ТЯЖЕЛО - ДЕРЖИТЕСЬ! ЖЕЛАЕМ МИРА!


Сообщение отредактировал S@1t@R_1337 - Пятница, 04.04.2014, 17:00
 
policemanДата: Суббота, 05.04.2014, 01:22 | Сообщение # 88
TE VOY A HACER PICADILLO!
 
Группа: Изгнанные из клана
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Япония. База сил самообороны. Утро 2 февраля.

Все с утра заметили, что Натоми была какая-то пришибленная. Наконец Павлов осторожно спросил:
- Что это с тобой?
- Сон приснился. И там не слишком хорошие вещи. Много чего, не слишком тяжелого. Сново видела Йорге, Дитриха Вольфа. Сначало сново у меня было две руки, а потом - сново одна... Еще Гертруда.
- Гертруда?
- Да. Она тоже диклониус, но вернее клон. Причем без лица. Впрочем, я ее не видела очень давно.
- Не волнуйся, это просто сон.
- Я понимаю, но все же...
Натоми встала и стала обувать ботинки. Обувшись, она вышла во двор, где уже было собрание. Командир базы говорил:
- Отъезд на склад за продовольствием откладывается. Мы получили снимки со спутника: примерно километрах в десяти от базы дорога завалена мусором. Не проехать. Завал нужно взорвать, но на это уйдет около двух дней. А пока - собирайтесь.
Все уже были готовы расходиться, когда командир обратился к Натоми:
- Все можете уходить, а ты - останься.
- Что-то случилось?
- Есть у меня к тебе предложение. Знаю, ты хороший боец. Но нормально стрелять можешь только из пистолета. Даже автомат ты не можешь нормально удержать.
- Но вы понимаете, моей вины тут нет. Если бы у меня было две руки, то проблем бы не было. А так, попробуйте удержать тяжелое оружие одной рукой. причем от природы я правша. Была правшой. Конечно, я уже переучилась, но все же. Не так то легко управляться всем одной рукой. Моей вины тут нет.
- я и не виню. Я предлагаю. Ты ведь в Японии. Мы можем сделать тебе какой-нибудь девайс на место утраченной конечности. Хочешь?
- А что именно? Протез?
- Нет. Не совсем. Во первых, даже самый совершенный протез даже близко не стоит с живой рукой. Нет ощущений, не сделаешь мелкие движения. А, во вторых, у тебя, ведь можно сказать, есть пять рук, считая векторы. Нет, я хочу предложить тебе оружие. Такое, которое будет надеваться на культю и ты сможешь из него стрелять.
- А что именно? Пулемет?
- Нет. Ты его и не удержишь: отдача великовата. Да и патронов не напасешься. Я думаю, это будет легкий и компактный плазмомет. Если ты не против.
- Не знаю, что это точно за оружие. Если честно, то никогда про него не слышала.
- Узнаешь и увидишь. А пока - пойдем со мной. Если ты согласна, надо снять мерки с твоей культи, дабы крепления этого протеза-оружия точно ей соответствовали.
Они вошли в помещение. Один из людей подошел к Натоми и сказал:
- Выстави пожалуйсто, культю своей руки в сторону. Так, отлично.
- Что можете сказать?
- Скажу, что делать что-либо будет непросто. Увы, от руки у тебя остались лишь пять сантиметров. Культя очень короткая, сложно будет что-нибудь к ней прикрепить. Но хорошо еще, что сохранился плечевой сустав. Без него все было бы невозможно.
Проведя необходимые измерения, они пошли вглубь здания. Натоми напоследок спросила:
- А как вы думаете, у вас что-нибудь получится?
- Ничего не гарантируем, но попробуем. Плохо, что культя очень короткая - будет сложно что-либо приладить, но мы попробуем.
- Как вы думаете, сколько времени вам потребуется. Когда мне приходить?
- Ничего не гарантируем, но дня через три.
Получив эту информацию, Натоми вышла и, закурив сигарету, направилась к остальным. Вскоре все занялись своими делами. Стив тренировался в испанском, поскольку считал, что знание иностранного языка всегда пойдет на пользу. Павлов пристреливал новую для него Хову Тип 89. Натоми сидела за столом и разбирала и смазывала свой маузер. Утро незаметно переходило в день, а день - в вечер. Впрочем, произошло важное событие: на базу прибыл новый отряд и привез с собой продовольствия. Командир рассчитал, что даже с учетом увеличения численности населения базы, продуктов хватит, минимум, на три недели. Это обнадеживало. Вот только поселить новоприбывших было негде. Решено было, что они расположатся на втором этаже, как было решено называть чердак, в импровизированных казармах, там же, где спали и остальные. Честно сказать, хуже этого помещения было сложно найти. Крыша в одном мете прохудилась так, что через дыру мог вылезти человек, окна были выбиты, и внутри намело снегу. Потолок был низкий, и хотя можно было встать в полный рост, психологическое влияние это оказывало. Кроме того, "второй этаж" не был электрифицирован и там не было отопления. Конечно, можно было предложить потесниться людям на первом, но командир базы рассчитал, что как не теснись, а все вновьприбывшие там не поместятся. А значит, возникнет повод для раздора между поселившимися в относительном комфорте и нет. Лучше все будут равны. Вечером Павлов подошел к своей жесткой кровати и лег на нее. Наверху шумела работа: два чердачных окна застекляли,и заделывали дыру в крыше. Натоми сидела и пыталась прочитать листы, забранные у убитого ей несколько дней назад ночного незнакомца. Один из прибывших подошел к ней и спросил:
- Что читаешь7
- Не читаю. Пытаюсь прочесть, но не могу. Не знаю языка.
- А на каком языке-то написано? Может я знаю.
- Я даже не знаю, что это за язык. Знаю только, что что-то явно сложное.
- Дай посмотрю. Если ты, конечно, не против.
- На, смотри.
Боец взял лист, прочел пару строчек и сказал:
- Да это же тагальский (государственный язык Филлипин). Я его хорошо знаю. Хочешь прочту?
- Ну если сможешь, то давай.
- Читаю:
"Хуану Маркосу Рамону (Juan Marcos Ramón), от Кристобаля Сан Фернандо Гарсия Лопеса Де Мендоса (Cristóbal San Fernando García López de Mendoza). Приказываю тебе завербовать на территории Японии людей, для создания агентской сети. Подготовить наступление филлипинской армии для последующего захвата территории Японии. Для подкупа японского населения ты получишь алмазы, золото и японские иены. Будь внимателен: никто не должен их у тебя видеть. В случае необходимости разрешаю убивать врага, но только прикрайней необходимости. Никто не должен знать о твоем нахождении в этой стране. При выполнении задания, ты получишь кодовое имя Эрнандес да Сильва (Hernández da Silva) и документы на него. Представляйся мексиканцем. И еще6 ни в коем случае, не показывай на людях свое знание японского. Мексиканец, знающий японский однозначно вызовет подозрение. И не размахивай стволом: в Японии это не принято, не хватало еще, чтобы тебя арестовали за незаконное ношение оружие. Твоя высадка будет произведена на принадлежащем США острове Окинава, а потом, ты переправишься на корабле на другие острова, которые все еще принадлежат Японии. Граница там открытая, проблем возникнуть не должно. По прибытию на Кюсю, ты встретишься с нашим человеком - агентом Биторесом Мендесом (Bitores Méndez). Он даст тебе дальнейшие указания. А пока - внимательно читай, что написано в этом документе и следуй этим инструкциям. Кристобаль Сан Фернандо Гарсия Лопес Де Мендоса."
- Выходит, Филлипины готовили вторжение в Японию.
- А то! Такая богатая, и одновременно абсолютно беззащитная страна. Редкий дурак упустит такой шанс. Конечно, все близлежащие страны хотели ее захватить. Удивляюсь еще, что они до сих пор этого не сделали.
- Да, но теперь это не важно. Хуан Маркос Рамон убит, убит мной. Видимо он не смог бежать из страны после катастрофы, а потом хотел напасть на нас, дабы попытаться воспользоваться нашей техникой, чтобы бежать на Филлипины. Но - не вышло. Поделом ему. сказала Натоми.
Постепенно все расходились. Вновь прибывшие полезли на верх, где уже закончились работы, вымели снег, и положили матрасы. Натоми пошла в помещение, разулась и легла на жесткую кровать. Скоро все уже спали.


Настоящему вампиру нужно только одного...
Да и этого немного, ну почти что ничего!
Настоящие вампиры - те всегда найдут оттяг!
Настоящему вампиру завсегда везде ништяк!!!


Сообщение отредактировал policeman - Суббота, 05.04.2014, 13:40
 
S@1t@R_1337Дата: Четверг, 10.04.2014, 15:16 | Сообщение # 89
 
 
Группа: Коренной житель
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Япония. Зараженная территория. Утро 26 января.

Ранним утром было еще темно, но наступавшим мертвецам было безразлично время суток. Грохот стрельбы раздавался на всю округу, на многие километры, звуча как сигнал новым и новым толпам. Бойцы спецназа забаррикадировались в здании школы и до сих пор отстреливались, не продвинувшись даже ни на шаг. Прибывавшее несколько раз подкрепление не смогло переломить ситуацию, и вынуждено было пополнять ряды оборонявших здание. Сказать, что монстров много было бы все равно, что не сказать ничего, так как они обложили школу со всех сторон подобно волнам гноя, стреляя по окнам и постоянно пытаясь поджечь ее коктейлями Молотова. Половина бойцов заняла позиции, отстреливая из окон наиболее дерзких, многим приходилось быть скорее пожарными, чем бойцами, ибо брошенные с нечеловеческой силой бутылки в любой момент могли уничтожить не самое новое строение. Люди держались, подстегивая себя стимуляторами, позволявшими обходиться без сна и сохранять боеспособность все это время, но даже с ними силы были уже на пределы. Спортзал стал лазаретом для тех, кто уже словил пулю, и их число росло.

- Получай - Давид прострелил из снайперской винтовки череп еще одного зомби, пытавшегося снайперить со своим оружием вековой давности. Чудовище упало, но оружие подобрал еще один. Его тоже прикончила пуля. Давид занял позицию в западной части, в окне четвертого этажа. Патронов пока еще хватало, и его задача была не давать мертвецам кидаться бутылками и использовать чего стреляющего. Выстрелы раздавались один за другим, практически без передышки, и магазин сменял магазин.

Внутри обстановка была оже совсем не оптимистическая. Радист уже который час пытался выйти на связь, но она вновь оборвалась, заглушенная неприятелем. Звучала сплошная ругань, кто-то молился... Так прошли часы...

- Да что это за хрень! - Давид увидел стая четверокрылых монстров, летящих на них. Но это были другие летуны, раза в три больше и окраски другой - не красной, а какой-то желтоватой. Их была целая туча. Давид стрелял, другие бойцы тоже переключились на них - но они будто не обращали внимание на пули, приближаясь... Огонь... Из распахнутой пасти одного из них повалила струя пламени. Что-то похожее на напалм, липкое и полыхающее с многотысячеградусным жаром. Это были огромные живые огнеметы. Они надвигались - и жгли здание. Давид едва сумел отпрыгнуть вглубь со своей винтовкой, как прежде классная комната стала огненным адом. Многие выскочить не успели, или надеялись убить неуязвимых тварей из своего оружие - и их настигла болезненная огненная смерть. Чудовища кружили, заливая огнем окна, сжигая всякого, кто оказывался в поле зрения. Школа полыхала подобно факелу, спортзал стал крематорием для еще живых раненых. Огонь разгорался все хищнее, обрушивались не выдерживавшие перекрытия, погребая под собой бойцов.

Давид бежал, просто пытаясь спастись от огня вместе с другими выжившими - но бежать было некуда, враг методично поджег весь периметр. Один путь - во внутренний двор... Где в небе уже кружили летуны, готовые изрыгнуть пламя. В отчаянии Давид вскинул оружие, всадив несколько пуль в брюхо одного из "драконов". Бесполезно. Рано или поздно это должно было случиться...

Выстрелы - откуда-то с неба. Нечто, прорывающее звуковой барьер, оставляющее за собой хвосты, разрывющее "летунов" и заставляющее их взрываться в воздухе. Неизвестный союзник... Упакованный с ног до головы в броню, шлем, с реактивным ранцем с металлическими крыльями за спиной. Еще один, второй, третий. Некоторые были вооружены странным массивным оружием, выстрелы из которого так разрывали чудовищ. У других были гранатометы и пулеметы. Шестеро... Нет, семеро неизвестных воинов подобно ангелам истребляли огнедышащих мутантов. Один из них приземлился вниз.
- Подкрепление прибыло - сказал искаженный шлемом голос. В руке бойца была автоматическая гаусс-винтовка.


ФАШИЗМ НЕ ПРОЙДЁТ!!!
КОМУ ТЯЖЕЛО - ДЕРЖИТЕСЬ! ЖЕЛАЕМ МИРА!
 
policemanДата: Суббота, 12.04.2014, 01:43 | Сообщение # 90
TE VOY A HACER PICADILLO!
 
Группа: Изгнанные из клана
Пол: [ муж ]
Награды: 0
Статус: Оффлайн
Япония. База сил самообороны. ночь со второго на третье февраля.

Павлов проснулся посреди ночи. В окно смотрела луна. Все спали. Внезапно какой-то слабый шум привлек его внимание. Он прислушался - журчала какая-то жидкость. Для зимы это было странно. Павлов осторожно встал, не обуваясь прошел по комнате и выглянул в щель у двери. Снаружи на полу была разлита какая-то темная жидкость. Он принюхался - пахло чем-то химическим. Внезапно он увидел какого-то человека, который ходил по зданию, расплескивая какую-то темную жидкость из канистры на стены. На секунду его лицо осветила луна, и Павлов узнал в нем одного из прибывших на базу днем людей. Одновременно он почувствовал у затылка чье-то дыхание, обернулся, Натоми с маузером стояла рядом.
- Давно его заметил? спросила она.
- Только что. Осторожно. Похоже, он что-то замышляет.
- Нужно его остановить, но главное, чтобы он нас не увидел.
- Да. Только не убивай его. Похоже, он многое может нам рассказать.
Осторожно, стараясь не шуметь, они вышли за дверь - сильно пахло горючкой. А тот парень уже облил все здание из канистры и теперь отводил тонкую полоску жидкость на улицу. Выйдя, он отставил канистру, присел и достал из кармана зажигалку. Щелкнул кремнем и кинул ее на разлитую жидкость. Но она не коснулась ее, а повисла в воздухе, подхваченная векторами Натоми. Парень в ужасе поднял взгляд и увидел стоящих перед ним Павлова и Натоми.
- Ночь темная. Чего тебе не спится? спросила Натоми.
- Что мы тут замышляем? Для огонька времячко то уже поздноватое, добавил Павлов.
Незнакомец бросился бежать, но пуля Натоми пробила ему бедро. Он упал и стал кататься по земле: пуля раздробила кость, причинив адскую боль, и лишив возможности ходить и даже ползать. Пока он корчился на земле, Натоми подошла к нему и вырубила ментальным касанием вектора. На выстрел уже сбегались остальные. Стив подбежал и спросил:
- Что случилось?
- Этот парень хотел нас всех сжечь спящих. Разлил по зданию горючку и хотел зажечь. Но мы его остановили.
- Это же новоприбывший. Он же за нас.
- Чувствую, он так же за нас, как и и член "Сил самообороны".
- В любом случае, вы его убили?
- Нет. Только вырубили. А с его раной, он вряд ли сможет когда-либо ходить, но жить будет. А значит, сможет нам многое рассказать.
Подошедшая Кира молча выслушала рассказ о случившемся, а потом сказала:
- Он может быть последним негодяем, но он заслуживает медпомощи. Его рана серьезная, если его не прооперировать, он умрет и, точно, ничего не скажет. Нет, мы должны ему помочь.
Перетащив раненого в госпиталь, все осмотрели "плоды" его работы - все здание снаружи и изнутри было облито смесью бензина и машинного масла, а окна и все двери, кроме одной - заперты снаружи. Удайся ему поджечь здание, никто бы не выбрался из огня. Стоит ли говорить, что до утра никто и глаз не сомкнул. Тем временем, врачи оперировали раненого, и закончили к утру. По их мнению, ходить он уже не сможет: раздроблена шейка бедра, но жизни его ничего не угрожает. Было решено допросить его. Непосредственно допросом решила руководить Натоми, благо у нее был в этом большой опыт. Ночного диверсанта приковали за руки к столбу. Натоми вошла к нему и, затянувшись сигаретой, начала.
- Ну привет, парень. Как дела? Что, захотелось огоньку?
Тот молчал, и даже не пытался говорить. Натоми продолжала:
- Да, хорошие нынче сигареты делают. Вкусный табак, правильный. Не хочешь затянуться разок?
- Отвали тварь!
- Как хочешь. Но отваливать я не буду. Нам предстоит поговорить по душам. Знаешь, как это будет? Ты будешь говорить, а я проверять - правда ли это. Сначала, парень, я твоим словам не поверю. Но когда я сломаю тебе пару тройку пальцев, ты сделаешь небольшие признания. Когда я оторву тебе твои причиндалы, между нами возникнет доверительная связь, как между братьями, сам увидишь. А когда я начну по одной отрывать тебе конечности, я поверь всему, что ты мне скажешь.
- Нет. Не надо. Я и так все расскажу.
Правдо? Ну и что-же?
- Меня наняли. Больше ничего не знаю.
- Извини. Врать тоже надо уметь. Тебя наняли, а ты даже не знаешь, кто. Ну прости, но это вообще не катит. Ну не бывает так.
- Я никогда не унижался перед женщиной, а тем более, обрубком. Ты хуже старой телеги. Когда у телеги отваливается колесо, ей приделывают новое. У тебя отвалилась рука, так тебе даже протеза не сделали! Ты хуже старой телеги. (в мозгу его была одна мысль: разозлить Натоми, разозлить любой ценой: лучше пуля, чем пытки).
Через некоторое время Натоми вышла из сарая, где проводился допрос. Павлов увидел ее и спросил:
- Ну как?
- Сейчас он отрубился. Пусть придет в себя: с простреленным бедром никуда он не убежит. Но он сказал нечто очень важное: среди новоприбывших у него есть сообщник. Он не один. Ладно. Скоро я продолжу допрос, и он все расскажет. А сейчас, мне надо передохнуть. Внезапно из сарая донесся крик:
- Натоми! Натоми! Сюда!
Натоми бросилась к сараю
- Что?
- Диверсант! Диверсант...
Через минуту все увидели, что диверсант лежал на полу с перерезанным горлом. В стороне валялся окровавленный серп. Похоже, кто-то не хотел, чтобы тот что-либо рассказал.
- О черт! Он ведь знал имя другого диверсанта. Мы не можем успокоиться, пока не выясним, кто это. Под подозрением все вновь прибывшие.


Настоящему вампиру нужно только одного...
Да и этого немного, ну почти что ничего!
Настоящие вампиры - те всегда найдут оттяг!
Настоящему вампиру завсегда везде ништяк!!!
 
Форум » СВОБОДНОЕ ОБЩЕНИЕ » Игры » Текстовая (форумная) игра по Эльфийской Песне.
Страница 6 из 10«1245678910»
Поиск:


Лучшие проекты о Японии.Rambler's Top100Рейтинг@Mail.ru

Никакая часть этого Сайта не может быть скопирована или воспроизведена без разрешения Администрации.
При собственноручном размещении своей работы на Сайте Автор соглашается, что его материал становится общедоступным и никаких претензий, связанных с возможным распространением работы в сети Интернет и других источниках к Администрации Сайта не имеет. Если Вы считаете, что размещенный на Сайте материал нарушает Ваши авторские права, пожалуйста, обратитесь к Администратору с подтверждением правообладания и материал будет немедленно удален.
Информация, представленная на данном сайте берется из свободных источников в Интернет или других источников информации (книги, СМИ и т.д.).
Все материалы, логотипы и трейдмарки являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и охраняются Законом РФ "Об авторском праве и смежных правах", а также международными правовыми конвенциями. Все файлы предоставляются исключительно в ознакомительных целях. В течение 24 часов после окончания загрузки файлы должны быть удалены, иначе Вы нарушите законы об Интеллектуальной собственности и Авторском праве, что может повлечь за собой преследование в соответствии с действующим законодательством. Администратор Сайта не несет никакой ответственности: за действия участников, которые могут повлечь за собой нарушение чьих-либо авторских прав; за достоверность размещаемой участниками информации, и ее возможное несоответствие действующему законодательству; за качество услуг, информации, изображений или других материалов, опубликованных на Сайте, и их возможное несоответствие ожиданиям пользователя; за любой прямой или косвенный ущерб и упущенную выгоду, даже если это стало результатом использования или невозможности использования Сайта; за способы использования третьими лицами информации в рамках Сайта и за сохранность материалов.
Некоторые материалы Сайта не рекомендуются к просмотру лицами младше 18 лет, так как могут содержать сцены насилия и кровопролития.
Copyright Elfen Lied Clan © 2007-2017